Про альманах духовной поэзии

Статья о современной духовной поэзии в альманахе 1-го Международного литературно-музыкального фестиваля «Звезда Рождества–2013»: анализ поэтических подборок. Флипбук альманаха.

Читать книгуТо, о чём я могла только мечтать, произошло. В Запорожье, городе заводских труб и торговых точек, где, как подтвердили даже городские власти, высшим проявлением культуры для человека считается просто не мусорить на улицах, – вдруг состоялся международный праздник духовной поэзии.
Неслыханная вещь. Да, люди у нас тянулись и к православию, и к духовной православной культуре ещё с самых первых шагов только образовавшейся епархии: возникла она в 1992-м, а уже через год стала выпускать газету «Запорожье православное», где сразу появился и раздел духовной поэзии. Нам приходило много писем со стихами – зачастую неумелыми, но абсолютно искренними и душевными попытками осмыслить только обретённое понятие Бога, недавно познанные заповеди.


Флипбук. Для прочтения нажмите на обложку.


Далеко не всё это можно было назвать стихами в полном смысле этого слова, но именно в это время произошло зарождение местной духовной поэзии, и именно с этого я сама тогда начинала как молодой автор. Епархия даже включила в готовившийся сборник «Православие. Еретики. Чёрная магия» мой обзор классической русской поэзии с позиции духовного подхода к ней. Тем не менее, и тогда, и в течение десятилетия спустя особого внимания к духовной поэзии не наблюдалось ни со стороны православных иерархов, ни со стороны современных поэтов, и лишь в последние несколько лет появились очень интересные поэтические духовные подборки у авторов из разных городов Украины. Так совпало, что и в нашей епархии некоторые священнослужители стали писать стихи, и поэзия эта отличалась не только «знанием дела изнутри», выражаясь метафорически, но, главное, очень тонким чувством слова и удивительной гармонией. Вот тогда и появилась идея о празднике духовной поэзии.
Выступили с этой идеей о. Вячеслав Власенко (творческий псевдоним – Радислав Гуслин), поэт, музыкант, бард, руководитель театра поэтической песни «Табор уходит в небо», и поэт, руководитель литобъединения «Лира» г. Васильевки Запорожской области Денис Филатов, увлёкшие этим замыслом и Его Высокопреосвященство, Архиепископа Запорожского и Мелитопольского Луку. Запорожские областные отделения Конгресса литераторов Украины и Межрегионального Союза писателей Украины с удовольствием подключились к организации 1-го Международного фестиваля «Звезда Рождества», поэты Павел Баулин, Анна Лупинос, Лорина Тесленко и я вошли в состав экспертного совета, автор-исполнитель и руководитель областного творческого объединения «Плеяда» Анна Киящук оценивала музыкальные номера, составляла программу и вела концерт вместе с о. Вячеславом и Денисом Филатовым, а члены запорожского городского литобъединения «Поиск» и областного объединения им. М. Гайдабуры, авторы из шести областей Украины, а также из России, Беларуси и Израиля приняли участие в фестивале. Спасибо городским властям, отделу культуры облсовета и спонсорам – они оказались на высоте и достойно включились в организацию фестиваля и его проведение. Вот по результатам этого музыкально-поэтического праздника и вышел альманах «Звезда Рождества», составленный из поэтических подборок лауреатов, дипломантов и членов жюри.

Не ошибусь, если скажу, что самыми яркими были выступления и поэтические подборки Ирины Иванченко из Киева и Ольги Лебединской из Днепропетровска (бывшей запорожанки). Это отметили все члены экспертного совета. 
Иринын «Отец Амфибрахий» – вещь потрясающего уровня, многоплановая, философская и пропитанная светом православной культуры, верой и истинной, не показной религиозностью. Это диалог с о. Амфибрахием. И хотя сан звучит вполне православно, уже само «имя» подсказывает внимательному читателю, что его носителя можно воспринимать иносказательно: и как священника (если сузить внимание до «отца»), и как мистическое воплощение самой Поэзии (если вспомнить значение слова «амфибрахий»).

...Грядущее сладко, как липовый чай с молоком.
Он завтра не вспомнит стихи, что крестили сегодня.
Отец Амфибрахий со мною почти не знаком,
но любит меня, как и всякое чадо Господне.

Ещё одно её произведение «...а к рассвету полегчало» тоже подлежит двойственному прочтению: как рассказ о вынашивании ребёнка, но в то же время под ребёнком можно понимать поэтическое слово, сад образов, рождение новой книги – под сенью праздника Покрова.

Словно месяц из тумана,
из намоленных надежд
вырастает он – желанный
мой родительный рубеж.

А «Молитва за ангела» – вещь вообще уникальная: Ирина в ней не ангелу молится, а молит за него перед Господом: «Храни, Господь, мою охрану, как всё живое на земле», поскольку – как она говорит: «отвечаю за двоих». Интересно, встречалось ли когда подобное в мировой поэзии...
Стилистика её поэзии явно современная – упругий и органичный неомодернизм, идущий от самых корней серебряного века русской поэзии.
Из подборки Ольги выделяется «Введение во храм». Это часть её философской поэмы «Революция», но часть вполне самодостаточная, и её свободно можно рассматривать как отдельное произведение. Посвящена она тому, название чего носит – празднику Введения Девы Марии в Иерусалимский храм, – и является мистически-романтическим повествованием о том, как трёхлетняя Мария впервые посетила с родителями храм («Она неслась вприпрыжку, и за ней / родные в первый раз не поспевали»), ощутила его как жилище Творца мира и почувствовала, что окажется причастной к Его воле («Для женщины огромные дела припрятаны судьбою аккуратно»).

Ты будешь основною из причин
не только войн, но будущих столетий.
Тобой, Тобой, Тобой рождённый Сын
твердит нам всем, что жизнь сильнее смерти.

Стилистика, как и во всей поэзии Лебединской, чрезвычайно оригинальная. Явно свой, чисто авторский стиль – такой же яркий и совершенно непохожий ни на кого другого, как и у звёзд русской поэзии – Цветаевой, Мандельштама, Пастернака. Нечто особое, отдельное, летящее, как пушинки одуванчика, – недаром литературный псевдоним Оли – Рэна Одуванчик. Везде, о чём бы она ни писала, присутствует она сама, со своим авторским взглядом, своими пристрастиями или, наоборот, неприятием, и называет она эту, открытую ею нишу в литературе – «рэн-буддизмом». Последнее слово – чисто условное, шуточное изображение состояния невесомости, парения, воздушного творчества. Определить более точно и научно, с литературоведческих позиций, стилистику Лебединской невозможно: местами это авангард, местами – ассоциативная поэзия, но идущая от советской неоклассики; однако всегда и во всём, всеми своими словечками, словоупотреблением, образной системой, подбором метафор – видна именно Рэна, поверх того, о чём она пишет. Так же выпукло «торчит» (не подберу более подходящего слова!) из своей поэзии Маяковский.

Стихотворения Людмилы Некрасовской (Днепропетровск) из её библейского цикла – лучшее воплощение библейских сюжетов в современной поэзии. Самсон, Иосиф, царь Давид – герои Ветхого Завета – предстают пред нами выпукло, ярко, выразительно, многие строчки – поистине афоризмы, крылатые фразы («Среди красок любви много тёмных, но я не в обиде»), а стихи о Богородице – фактически плач материнского кровоточащего сердца:

Не дитя отобрали – о счастье святую мечту,
А ведь Сын, не колеблясь, за них Свою кровушку пролил.
Как смириться, скажи, признавая Его правоту?
Как молиться за мир вопреки нестихающей боли?

Самое полное раскрытие темы Рождества – в произведениях Александра Курапцева (Донецкая обл., п. Старобешево), Александра Конопли (Харьковская обл., п. Буды) и Татьяны Гордиенко (Подмосковье), тоже бывшей запорожанки.
Стихи Курапцева очень интересны ещё и с художественной точки зрения, в плане развития традиций серебряного века. Посмотрите, какая отточенная игра аллитераций: «ради чада, ради чуда», «Младенец спит, плывут по небу рыбы, плывут рабы, плывут рабы рабов», «О, мама, мамочка, Мария, Мириам», совершенно цветаевская конструкция фразы: «младенец снит», рефреном звучащие эпифоры «сквозь века. Да что века?», «за звездой. Да что звезда?». Мир в его стихотворении философски всевременен: он уже есть («Летят по воздуху стальные колесницы, разведан космос, познана Земля»), он был и прошёл («черствеет хлеб, уже кресты растут над городами, и занесло песком волхвов и хлев»), и ему только предстоит родиться: «Младенец спит, ему всё это снится, и Он проснётся, мир начав с нуля». Это, несомненно, оригинальный метареалистический подход – взгляд на выбранный – в качестве темы – предмет не с обычной позиции человека, а с особого ракурса.
Александр Конопля – православный поэт, это его нравственная позиция, совершенно чётко очерченная и в других его произведениях, которые можно прочитать на сайте. Его подборка полна чистой, незамутнённой верой, ясностью, прозрачностью и душевной, гармоничной подачей: «Светла, как дитятко, душа». В стихах свежие, интересные метафоры:

Стекает прошлое в подсвечник,
Сгорают, фыркая, грехи.
На аналое – дремлет вечность,
Стоят в пещерах пастухи.

В подборке есть произведения и на русском, и на украинском языке – автор одинаково хорошо и органично владеет обоими, – и, несмотря на тематику, во всех них благодаря подбору лексики чувствуется современность:

Надивлюся на сяюче щастя,
Що ялинка струнка стереже,
І піду, бо мій потяг невчасно
Кіньми дикими гучно ірже.

В подборке Татьяны Гордиенко – целый ряд православных праздников, стихи короткие и ёмкие, как молитвы: Рождество, день Петра и Павла, Татьянин день, Пасха, молитва иконе «Споручница грешных». Стиль современный, насыщенный густой образностью, но в то же время доступный и приятный для любого читателя.

Семь голубей над маковкой парят.
То ангелы несут на крыльях благость.
И солнце завершает свой обряд,
И благовест дарует сердцу радость.

Впечатление получается светлое и изящное, тонкое и гармоничное – мелодично на слух, радует и ум, и сердце.

Поэзия Маргариты Мысляковой (Москва – Запорожье) – и не только в подборке из сборника, а в целом – поэзия очень духовная, религиозно-философская, ищущая ответы на те вопросы, что беспокоят современного читателя: «терзаема вновь размышления спрутом... вольна ль наша немощь вместить Твою силу?!», «а нужно жить с оглядкой на людей, писать их буквы, складывать их числа», «Есть в каждом одиночества изъян – скрывать себя в потугах лицедейства», «одно остаётся: умерить хотение праздное». Она передаёт мысли, мольбы и желания обычных окружающих людей, но, пропуская их через свою душу, наполненную высокой поэзией, и разум, владеющий обширными знаниями, изъясняется торжественно, с метафизическим подходом:

Святые одежды, простейшие в крое, –
но царственен блеск белизны горностайной.
Фавор не для всех: были избраны трое.
Иное число не приемлется тайной.

Собственно метафизики в поэзии Маргариты не так уж много – однако в философских размышлениях автора над вопросами бытия нашлось место и для некоторых метафизических моментов, пусть слегка усложнивших для восприятия её духовные стихи, но зато сделавших их интересными с точки зрения современной философии, – а Маргарита является именно поэтом-философом, никак не меньше. Редко когда встретишь в среде поэтов людей, мыслящих глубоко, серьёзно и оригинально по сложным вопросом бытия и Библии.

Философичны и краткие, лаконичные размышления Владимира Спектора (Луганск), для которого больше значат скорее не вопросы веры, а связанные с верой – нравственные: «Но что-то есть ещё помимо бедности, в чём чувство рая близко чувству Родины».

Совесть придумана кем-то из нас
и вложена в каждый вдох.
Спасает всех нас, и не только в Спас,
совесть, чьё имя – Бог.

Понятие совести и есть олицетворение для современного человека Голоса Бога внутри нас, и Владимиру удалось это точно и афористично показать.

Сергей Семёнов (Саратовская обл.) сумел о сложном сказать так просто и лаконично, что стал лауреатом в номинации «Детская поэзия», хотя его поэзия вовсе не для детей – она для всех, а для детей просто – в том числе. Эти стихи говорят о главном: Бог с нами, Он везде: и в мерцании дальней звезды, и в гневной молнии, и в ласковом мотыльке:

Прикоснулся крыльями к щеке
мотылёк, летящий налегке.
Замер, лёгкой нежностью храним.
Это Бог коснулся ... Ты любим...

Каждая строфа так и разворачивается, оканчиваясь эпифорой: «Это Бог беседует с тобой», «Это Бог предупредил тебя» и т.д. Получилось легко, воздушно и от сердца.

Наиболее соответствует термину «духовная поэзия» подборка Аллы Богдар (Запорожье) – стихи каноничны, полностью вписываются в православную традицию и освещают храм, литургию, молитву как главные элементы жизни православного человека. Вместе с тем её произведения в меру поэтичны и образны: «И храм в житейском океане – как бы спасенья пароход».

Очень порадовала поэтесса из Харькова Ольга Подлесная.
Яркий пример душевной, лирической подачи этой непростой темы, при опоре не на мысль, а на чувство, эмоции. К тому же здесь, как и у Конопли, прекрасное владение обоими языками.

Упадите, снега! Упадите, большие снега –
всепрощенье небес за безбожное наше житьё.

...А коли ляже сніг – невагомий, незайманий, білий,
мов хмаринка, пухкий, і засяє на сонці, заграє, –
наче враз над Землею розкриються янгольські крила,
міріади зірок розфарбують аркУш небокраю.

Ольга – поэт интересный и известный не только в Харькове. Она неоднократно побеждала в различных фестивалях и конкурсах, в частности, во всеукраинском литературном конкурсе «Каплантида–2013», открывшем для Украины немало новых имён.

Подборка Гаси Лапшун (тоже Харьков) настолько женственна, настолько пронизана светом материнства, тепла и заботы, что и без видимого акцента на Божией Матери ассоциация возникает именно с Ней.

Весь мир мне пахнет сеном, как из яслей,
так мой малыш во сне ещё прекрасней.
Звучит в трубе торжественный аккорд,
и старый дом, конечно, тоже горд.

Да, жизнь полна соблазнов и напастей.
Я не решилась просто на аборт!

Тему матери-одиночки поднимает и Татьяна Осень (Запорожье), которой вообще свойственно живо и эмоционально откликаться на все проблемы человеческого общества. Искренний, серьёзный, вдумчивый поэт, находящийся как раз на взлёте своего творчества. Недавно она, как и Подлесная, вошла в число лауреатов всеукраинского литературного конкурса «Каплантида–2013», а теперь вот порадовала прекрасным раскрытием темы в Рождественском конкурсе. Хочется отметить необычно крепкую связь с русской народной поэзией, с былинами, песнями – такой в этом стихотворении настоянный, густой дух поэзии, идущей от самых-самых корней. Безупречная стилизация!

Что до этих потрясений,
говорят – рассудит время.
А на исповеди горько:
и не жонка, не вдова...
Но под благовест весенний
(люди лгут, поди, про «бремя»)
разрешится мать Егоркой.
Что молва?
Слова, слова...

Очень хороша молитва ангелу-хранителю Валентины Хлопковой (Запорожье): сказано сильно, весомо, выразительными словами. Каждая последняя строка в катрене – как призыв: «Заступи, сохрани, защити», «Поддержи, подбодри, успокой», «И укрой под надёжным крылом».

У Валентины Сидоренко (Запорожье) – пронзительный плач по матери:

Мамо, пробач! Я й не знала, що так буде боляче
І що затьмарить остання сльоза твоя світ.
Зранку зібрались сусіди і з’їхались родичі.
Вітер скрегоче зубами розкритих воріт.

И здесь же – красивый образ праздничного храма и тяжёлые раздумья над судьбой Украины:
Курится ладан. Томно и пространно.
Сегодня храм торжественно красив.
Камo грядeши в осени багряной?
Что будет с нами, Господи еси?

Православно строги, но образны стихотворения Андрея Линника (Харьков): и сонет о покаянии («Катарсис»), и лирические воспоминания о детстве («О, ясное детство. Казалось / вокруг всё каким-то огромным. / Конечно, ещё мы не знали, / что страсти главенствуют в мире»), и «Монолог Совести»:

Я кричала тебе, достучаться до сердца пытаясь,
но грешил ты с лукавством
                                       и думал: «А, после покаюсь...».
Только будет ли «после»? Свой век человеку неведом.
Так не трать это время, в мирских соревнуясь победах.

О покаянии и возвращении к Богу пишет и Станислав Фишель (Израиль), пишет афористично и живописно:

На этой земле чудеса происходят везде...
Кинерет блестит, как в небесные дали дорога.
В душе помолюсь и босой побреду по воде –
Прощенья просить у Тебя – мной забытого Бога...

Звучит настолько художественно, зримо, будто видишь сквозь века, незримо сам присутствуя на Святой Земле вместе с автором:

Мой город и дом на распутье прошедших времён.
Золы зачерпну из ещё не остывшего слоя –
И вздрогнет земля от падения римских колонн,
И вскрикнет солдат, поражённый пернатой стрелою.

Подборка Бориса Боровика (Киев) – вся целиком – глубокое, проникновенное покаяние одного за всех, за всё наше поколение, за современный мир, отягощённый грехами и корыстным личным интересом, губящий зверьё и природу: «Мы каждый день прошедший отправляем – / Предательски – Спасителя на крест». И единственное место, где душа чувствует освобождение и отдых, это храм: «Душа устала... отдыхает здесь / В каком-то тёплом, радостном полёте».

Хорошо показана миссия священника – духовного отца и пастыря своих прихожан – у Нино Скворели (Севастополь):

Усталый священник
При отблеске дня
В крещенский сочельник
Утешит меня,
Наставит, научит
Без пламенных нот
И лапку паучью
С души уберёт.

Стихи Людмилы Дзвонок (Запорожская обл., г. Днепрорудный) хоть и не безупречны с точки зрения мастерства, но чрезвычайно поражают светлой гармонией, сиянием чувства благодати и буйством украинской народной вышивки. Эти стихи – и есть воплощение в слове её вышиванок Рождества:

Вишиваю хрестиком, гарними нитками,
А серце співає: «Благодать із нами!»
Ой, картина-сонечко! Заведу у рамку –
Та на краще місце, щоб бачила з ранку...

Чувствуется такая органичная связь с нашей землёй, с самим духом украинского народа, возникает настолько тёплое ощущение родства, проникновения в самую душу, что уже не смотришь ни на что, а просто наслаждаешься полнотой и мелодичностью «красного слова», – «красним письменством», как любит говорить об украинской поэзии наш знаменитый поэт-земляк Григорий Лютый.

Подборка Виктории Сололив мудрая, рассудительная, но наполненная чувством любви и полётом. Вот прекрасное освещение обычной человеческой жизни (стихотворение «Быть или не быть: о выборе»), где каждый катрен начинается с анафоры: «Конечно же, быть! И откуда сомненья? / Дыханье даётся  с момента рожденья, / (заслуги моей, да и выбора – нет)», / «Конечно, расти! Не бывает иначе... / сосу молоко и расту поминутно. / Не быть не могу –  первозданностью утра», «Конечно, взлететь! Расправляются крылья, / не стало чудес под родительской крышей», «Конечно, к свободе! Спружинили ноги, / и время пришло: развернулись дороги», «Конечно, родить! И с момента зачатья / дыханьем делиться своим, в одночасье / любить, излучая божественный свет». И понимание смерти как категории не только философской, но и духовной, религиозной у Виктории глубокое и истинное: «со вдохом последним... и с верой уйти», «ведь логика –  пуста без веры».

Легко и светло на сердце от Рождественской песни Александра Слободянюка:

Вечер тихо облачился
В белый снег.
Белый месяц притаился
В искрах рек.
Все деревья в ризах белых,
Ждут рассвет.
Убелился нынче целый
Белый свет.

Наталья Сидоренко и Елена Гурова (Днепропетровская обл., г. Никополь), как всегда, преподнесли смелые, с размахом, ассоциативные стихи – может быть, не всегда понятные и доступные, но подкупающие метафоричностью, энергией и чёткой нравственной позицией. Сравните – у Натальи: «Зови меня, и я пойду по водам, / поверив – Ты меня не подведёшь», «Мы стали оттого людьми, / что можем думать о бессмертии»,

А на ветках пустые гнёзда –
словно шляпы для подаяний.
Что подам, кроме взгляда к звёздам
и заплаканных глаз сиянья?..

– и у Елены:

Истоки этих рек – живые
ключи пречистых родников.
И я, приникнув к ним впервые,
вкусила мёд и молоко

под языком родных поэтов –
властителей моей души...
Я пригубила тайну эту...
И ты испить её спеши. –

Тайну «о братстве хрупких  человеков, о святости невинных слёз... И о любви... любви извечной... Мой Бог не знает слова "рознь "». Драматично и эффектно Елена смогла донести значение Высоцкого как выразителя народной души: «он солнцу сумел звуковому / подвесить глашатай-язык!».

Стихи Надежды Белугиной (Северный Кавказ, г. Георгиевск) просты, искренни, безыскусны, всегда идут от самой души и передают наши кровные, народные традиции («В центре – домашний пирог возвышается, / с главным сюрпризом, у всех на виду. / Тот, кто с сюрпризом получит кусочек, / счастье в тот день для себя обретёт») и вещие сны под Рождество, – от всей подборки приятное, очень уютное впечатление:

И дети здесь стоят мои, и внуки,
Чтоб посмотреть, как первый снег идёт.
Так после долгой тягостной разлуки
собрался весь большой и кровный род.

...А утром вижу: весточкой из дома,
И вправду, выпал первый лёгкий снег.

Подборка Павла Талаболина по общему смыслу и темам очень сродни поэзии Маргариты Мысляковой, это тоже вопросы, сомнения, терзания сердца и ума, попытки разорвать узы современного мира греха и устремиться к духовному свету. Только у Павла другая стилистика – не от развития традиций серебряного века в торжественном звучании современного академизма с некоторыми элементами неомодернизма, а нечто идущее скорее от старой доброй советской неоклассики:

Да озарится жизни тьма
Духовной силою Господней!
Откройтесь, Веры закрома, –
Христос рождается сегодня!

... Наш Именинник Преблагой
Не будет упомянут всуе.
Стою, в раскаянье нагой,
А Он простит и дорисует.
Что интересно – как раз на смысловом перекрёстке подборок Мысляковой и Талаболина оказались
стихи Татьяны Сонаты (Минск). Развивая чувства и ощущения, присутствующие и в стихах Павла, Татьяна говорит о нашем общем советском прошлом, о том, как тяжело было идти из безверия в веру. Через всё стихотворение «Я – была...» ярко и звонко проходит драматичная струнка эпифоры:

Под окном гитаристы –
Так, что мать не спала!
Я была активисткой,
Я – туристкой была.

По профессии строго
Пронеслась, как струна.
Я была педагогом.
Я – учёной была.
 
Но звучит поэзия Татьяны, как и у Маргариты, в унисон с днём сегодняшним и общим звучанием поэзии современной, только без крайностей её отдельных, устоявшихся направлений.

Такие бусинки прозрачные, на ветках – капельки.
И хрупкой чёрточкой пасхальные обломки вафельки...
Ну вот, до крошечки подобраны вороной серою.
Хотела я б такою быть – свободной, смелою.
На зеленеющей земле блестят сугробов плешинки,
И скоро в Налибоки позовут сморчки да вешанки ...
Кулич с грибами – это хорошо! Да к Воскресению!..

Хотела б я себя простить – за прегрешения.

А в одном из стихотворений Татьяны уже возникает попытка объединить, срастить два славянских языка, русский и белорусский (то, что пытается сейчас в своих русско-украинских экспериментах делать наш запорожский поэт Михаил Перченко): «Под полозьями снега стон: / "Гультаю, на далонь – мазоль! "». Это энергичная, но и элегичная поэзия, поскольку сильно чувствуются с детства принятые в душу русские народные традиции, русскость стиля, что в сочетании с мастерским владением приёмами современного поэтического творчества позволяет причислить стилистику Татьяны скорее к неомодернизму и кое-чем – к авангарду, чем собственно к советскому традиционализму.

Подборка Элины Саввы (Запорожье) – типичный авангард, лиричный, но и жёсткий; метафизический, но и эмоциональный; философствующий о жизни, любви и смерти; то текущий рваным и напряжённым ритмом, то выстраивающий кубики верлибра.

Душа испуганная
На перепутье,
В платье ситцевом,
Ветром блаженная:
Чего ты хочешь?
К чему стремишься?
Чего боишься?
С чем упокоишься?

Очень интересны стихотворения Дениса Филатова (Запорожская обл., г. Васильевка): самая лучшая в альманахе молитва Спасителю – именно у него.

Господи! Господи! Боженька! Боженька!
ЧтО же я? ЧтО же я? Помоги немноженько...
Помоги мне, Господи, прояви терпение,
Отверни от гордости, научи смирению.

«Новый день сегодня на планете / Ночи отодвинул покрывало» – стихи образные, мелодичные, песенные и – как и молитва – лёгкие для запоминания, душевные. С такими стихами можно, пожалуй, со временем пойти и по пути Александра Матюшина – знаменитого иеромонаха Романа, автора-исполнителя своих трепетных духовных песен. Если когда-нибудь Денис станет священником, я бы не удивилась.

Две девушки-студентки, Анна Сластина (Запорожская обл., г. Пологи) и Татьяна Диденко (Запорожье), победили в номинации «Молодое дарование». Их стихи являются пока робким стремлением к высотам творчества, но они искренни, трогательны, душевны и полны юного обаяния. Видно, что им тоже свойственно задумываться над проблемами века и обращаться за светом истины к миру духовному.

В альманахе участвовали и два священника, о. Игорь Савва и о. Вячеслав Власенко (Запорожье).
У о. Игоря – типичный авангард, что может показаться странным, но лишь для неискушённого читателя, который забывает, что и священники раньше были мирянами, и любили современную поэзию, и сами увлекались ею. Да, это авангард, с его ритмами и размерами, с переходом от рифмы к полурифме и к свободному стиху, с традиционными для него темами. Но в то же время его метафизика и философия не выходят за рамки православия и, в сущности, просто передовыми творческими средствами передают поиски душой Бога.

В сердце открыта форточка,
чтобы выпустить протухший воздух мыслей;
Ночь.
Ветер, радуясь возможности ворваться внутрь,
обнаруживает в сердце чудесную пустоту,
наполненную ароматом необъяснимого...
Ночь.
Господи, я свободен.

А поэзия о. Вячеслава не напоминает ни стихи Саввы, ни стихи Филатова, ни песни Матюшина, недаром он пишет:

Не подражай, душа моя, другим не подражай,
лишь только слушай ветра шум, ему внимай,
дорогой рабства не ходи, не унижай
огонь святой твоей груди, где дышит рай.

Среди дремучести страстей,
среди гнилья,
среди ничтожности вещей,
среди вранья

свой бедный райский огонёк не погаси
и в одинокости своёй проси, проси,
кричи и шёпотом моли, стучи-стучи, –
и отворится дверь любви во тьме ночи...

Он и не подражает – свободно выливает из души свои огненные потоки любви и света. И получается это у него – в гармонии с традициями серебряного века. В полной гармонии – без нео-, без модернистических ответвлений, вдали от бурных и звонких ручейков авангарда и ассоциативной поэзии сюрреализма. Смотрите:

Ты дашь мне тихое страданье,
Ты дашь мне плач, Ты дашь мне смех,
я воспеваю умиранье
безумных сумрачных утех.

Или ещё одно противопоставление, уже в другом стихотворении:

Ты любишь с нежностью бесстрастной,
Ты принимаешь чёрный чад,
когда в глаза Твои прекрасны
мои, кровавые, глядят.

Это настоящий паладин романтики «серебровековья» в её чистом, незамутнённом звучании. Довольно редко и диковинно для нашего времени.

Павел Баулин (Запорожье – Киев) – поэт очень известный, он был ещё в 80-е гг. членом Союза писателей СССР и возглавлял запорожское литобъединение (тогда лито у нас было только одно). В 80-е–90-е его хорошо знали в городе как поэта православных традиций, который плодотворно сотрудничал с Запорожско-Мелитопольской епархией и издал книгу о Сергии Радонежском – её и сейчас хорошо читают. Баулина, безусловно, ещё в тот период затронули современные поэтические влияния, из-за чего его можно в некоторой мере сравнить с известным ныне харьковским православным поэтом Станиславом Минаковым. Но лишь в некоторой – в той, где лежит понимание православного духа и традиций определённым образом, т.е. фактически у них общий угол зрения, но не более. Баулин оригинален в своей стилистике и в своём общечеловеческом философском мировоззрении, и темы ему присущи свои – вопрос перехода из жизни в посмертное состояние, вопрос пророков и лжепророков, искусительство. В этом плане интересно то, что иногда даже духовным стихам Павла Баулина свойственен некоторый элемент фантастики (современной, научной), поскольку он является одним из той крайне немногочисленной группы авторов, кто работает в данном – новом – поэтическом жанре.

Ненависть – смертей и бед предтеча.
Я взмолился: хватит новых гроз!
И враги друг другу шли навстречу
и братались, не скрывая слёз.

... Доблесть, благородство и смиренье
торжествуют. И дружна семья
Божьих чад. Но леденит прозренье:
Господи! Ведь это – не Земля.

Поэзия Лорины Тесленко и Анны Лупинос (Запорожье) созвучна своим скорее нравственным, чем духовным настроем поэзии Владимира Спектора, хотя стилистика, безусловно, иная. Это реальный мир людей и страстей, в который вдруг пронзительно врывается мгновенное воспоминание о том, что где-то есть ещё и мир духовный, и он ждёт нас к ответу. Ничего похожего на благодатный настрой стихов Дениса Филатова и рыцарственную любовь к Спасителю и Его творениям о. Вячеслава Власенко. Здесь иное –  наши люди, наши судьбы, наши проблемы и – в порыве покаяния – воззвание к безгрешному Небесному Царству. Сравните. Вот цитаты из подборки Анны: «Спешащие, издёрганные люди – / В своих проблемах, стрелки – на часах. / А я – в надежде всё же примирить / Борьбу за жизнь с учением Христовым», «Господи, дай мне шанс: / Знаю, была спесивой», «Матерь Божья, я брежу, приди к изголовью, / О заблудшей душе просто так помолись». А вот – из подборки Лорины: «Ответ за прожитую жизнь / Держу – пока перед собой», «...Ох, долги платить, как водится, / Будем безуспешно.../ Пресвятая Богородица, / Пожалей нас, грешных!». Как видите, основное внимание именно вопросу Судного дня. В то же время, обеим присуще и просто освещение определённых библейских событий поэтическими средствами.
В альманахе при вёрстке случайно – по техническим причинам – одно стихотворение Лорины Тесленко попало в самый конец подборки Анны.
Привожу его полностью, чтобы читатели узнали, кто автор данного стихотворения о Голгофе:

Я помню – я шла за Тобой на Голгофу,
Не в силах смахнуть капли пота со лба.
Толпы равнодушно-насмешливый говор
Не ведал, что мира решалась судьба.

Ждал череп Адама кровавого сбора.
И кровь, обагрив древесину креста,
На череп упав, смыла груз приговора.
А в мир покаянно вошла Доброта,

С отчаянным вздохом, скользнувшим невольно.
Застыли деревья, листву укротив,
Ловили ветвями, сражёнными болью,
В толпе одинокие всхлипы: «Прости!».

У Ани Лупинос тоже когда-то было стихотворение о Голгофе («Толпа текла к пустой гробнице...»), но в данную подборку она его не включила, да и решено оно было в другой плоскости – не повествовательной, а ставящей вопрос: «Вдруг Он воскреснуть не хотел?».

Как видите, сборник фестивальной Рождественской поэзии получился разнообразный, многомерный, наполненный смыслом и духом, и мне самой было интересно проанализировать его вот так – подробно, по авторам, с элементом сравнения, – чтобы даже просто для себя уяснить некоторые моменты развития современной духовной поэзии в целом. Я уже писала на эту тему в статье «Религиозная и метафизическая поэзия». Данная статья является продолжением двух её частей – о поэзии духовной и о поэзии философско-религиозной. Подборки в метафизическом ключе – в его чистом виде – на фестиваль не присылали, поскольку метафизика в поэзии и православие пересекаются некоторыми своими плоскостями, но в целом в достаточной степени не совпадают.
Надеюсь, для читателей поэзия духовная представляет не меньший интерес, чем для меня, – по крайней мере, как одна из областей современной поэзии вообще, – и моя статья послужит какой-то опорной точкой при оценивании её самостоятельно.
А если праздник Рождества средствами поэзии и музыки будет продолжаться и в будущем, то, возможно, этот, пока единичный, сборник превратится в настоящий альманах и будет нести Рождественский свет всем своим читателям.


© Светлана Скорик, 2013
Избранное: статьи о поэзии литературный альманах литературный фестиваль флипбук
Свидетельство о публикации № 5279 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © Светлана Скорик :
  • Конкурс
  • Уникальных читателей: 3 509
  • Комментариев: 8
  • 2013-06-13

Проголосуйте. Про альманах духовной поэзии.
Краткое описание и ключевые слова для Про альманах духовной поэзии:

(голосов:4) рейтинг: 80 из 100
    Произведения по теме:
  • Впечатления от фестиваля «Звезда Рождества-2017»
  • Впечатления от фестиваля «Звезда Рождества-2017», заключительный концерт которого прошёл в Запорожье 14 января. Фестиваль музыки и поэзии «Звезда Рождества» – это моя любовь, чеcтно. Вот так сразу.
  • Фестивальное лето – 2013: как Одуван провёл лето
  • Статья о поэтических фестивалях лета 2013 г.: «Славянские традиции», «Каштановый дом», Клён-фест, «В стенах Серебряного века» и др. Ольга Лебединская.
  • Итоги конкурса «Звезда Рождества» 2013
  • Итоги фестиваля «Звезда Рождества». Лауреаты. Дипломы, грамоты. Фото и видео с фестиваля.
  • До свидания, фестиваль
  • Впечатления от Цветаевского фестиваля в Запорожье и Васильевке, который продолжился нашими выступлениями в музее Цветаевых в Крыму. Татьяна Гордиенко.
  • Цветаевский фестиваль
  • Объявление о подготовке к 1-му фестивалю в Запорожье, посвящённому 120-летию со дня рождения Марины Цветаевой. Приглашаются к участию авторы и меценаты. Михаил Перченко.

  • Ольга Лебединская 13-06-2013
Чудесная статья. Настоящее исследование, проникновение в стиль, суть поэтики таких разных авторов!!!
Спасибо за труд, Светлана.
  • 13-06-2013
Большое спасибо за такой подробный анализ наших стихов. Знаю, какой большой труд вложен в этот обзор, сколько времени и сил затрачено. Каждая его фраза пропитана уважением к автору. Спасибо за тепло, Светлана.
Надежда Белугина.
  • Павел Баулин 14-06-2013
Глубокий профессиональный анализ, доброжелательное отношение к автору, неподдельная искренность, - характерные качества статей Светланы Скорик в области критики и литературоведения. Пример - перед вами, уважаемые читатели.

Спасибо, Светлана Ивановна, за школу, за аргументированные оценки, за умение одарить оптимизмом!
И не только за это.
Ведь именно Вы, Светлана Ивановна, взяли на себя нелёгкий труд составителя и редактора сборника "Звезда Рождества" (вёрстка Вадима Шилова).
Честь Вам и хвала!
П.Б.
  • Александр Конопля 14-06-2013
Светлана, очень Вам благодарен за такую тёплую, душевную и профессиональную статью о сборнике "Звезда Рождества"!
Преклоняюсь перед Вашим мастерством и проницательностью!
С уважением, Александр Конопля.
  • Вадим Шилов 14-06-2013
Изготовил Флипбук. Можно полистать и почитать интер-активную книгу. Для просмотра нажать на картинку - обложку. Листать можно пальцем потянув за уголок или стрелочками.
  • Светлана Скорик 14-06-2013
В компьютере я хоть и не полный "чайник", но многого не знаю. Для меня самой было интересно, когда нажимаешь на картинку, книга появляется, и у неё сразу уголочек дёргается, так и просит, чтобы за него мышкой потянули. А если включен звук, страница шуршит при перелистывании. Просто чудо! Очень советую.
Кстати, в этой версии я ошибки исправила, стих "Голгофа" уже на своём месте.
  • Валентина Хлопкова 15-06-2013
Светлана Ивановна, авторы предыдущих комментариев настолько искренне и красиво выразили Вам свою благодарность за Ваш труд, что я могу только с удовольствием прсоединиться к ним. С массой наилучших пожеланий. Валентина.
  • Ирина Иванченко 19-06-2013
Светлана Ивановна, спасибо за удивительный сборник (прочла от первой до последней странички и перечитываю) - это огромный труд, перед которым хочется склонить голову. И спасибо за эту статью
 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:

   
     
Про альманах духовной поэзии