Поэзия Александра Бродецкого

      
 
Запорожский поэт Александр Михайлович Бродецкий родился 10 марта 1938 г. в Нижних Серогозах на Херсонщине в крестьянской семье. После окончания школы уехал на строительство шахты «Родинская-1», а затем – Кременчугской ГЭС, работал бульдозеристом, участвовал во многих комсомольских стройках. Окончил Киевский инженерно-строительный и Запорожский машиностроительный институты (специальности: инженер-строитель и инженер-электрик). В Запорожье жил с 1965-го г. Трудовую деятельность в Запорожье начал на заводе «Мотор-Сич». Внёс заметный вклад в проектирование, строительство и создание института «Запорожский Гипроэлектро», школ, больниц, церквей на просторах бывшего СССР и Запорожского края.
Писал с 1973 г., на двух языках. Первая публикация состоялась лишь через 20 лет, вместе с появлением первых ростков демократии. Первая книга вышла в 1995 г. – на то время было написано свыше полтысячи стихотворений. Публиковался под псевдонимами Олесь Бродяга и Александр Бродяга-Бродецкий. Автор более 20-ти поэтических сборников, двух вариантов «Избранного» (на двух языках) и автобиографического романа «Многоточия жизни». Постоянно выступал в запорожских библиотеках, вузах, школах, на литературных мероприятиях города. В начале 2000-х участвовал в работе творческой ассоциации «Кольцо» (предшественнице Запорожского отделения КЛУ), привлекал к работе «Кольца» и выпуску запорожских альманахов новых талантливых авторов из разных областей Украины. В 2005 г. стал вместе с С. Скорик основателем Запорожского отделения Конгресса литераторов Украины. Был выбран его секретарём. Переписывался с Линой Костенко.
Неоднократно публиковался в запорожских и киевских газетах, в киевском международном альманахе «Современный Ренессанс», в запорожском международном альманахе «Провинция» (№№ 8, 10, 11, 14), в запорожском всеукраинском альманахе «От сердца к сердцу» (№№ 2, 5, 8, 9–11), в запорожском областном альманахе НСПУ «Весела Січ», в дружковском всеукраинском альманахе «Россыпи» (Донецкая обл.), а также в киевском всеукраинском сборнике, посвящённом Великой Отечественной войне, «Мы помним ваши голоса!», в запорожском городском сборнике «Озарение» и в коллективном сборнике Запорожского отделения КЛУ «Открытие». В Интернете помещал свои стихи на сайте «Термитник поэзии».
О своём творчестве писал: «Поэзия для меня – цель жизни и отдушина в пасмурные дни реального и постоянно нестабильного часа, выпавшего на долю моего многострадального народа».
Участвовал в Запорожском Низовом казацком войске в чине генерал-майора и в работе Запорожского отделения всеукраинского культурно-просветительского общества «Русское собрание».
Умер в начале мая 2014 г. после продолжительной болезни. До последних дней оставался в строю поэзии, редактируя свои стихи и книги и выступая в библиотеках.

См. также: М. Перченко о А. М. Бродецком   и   "Світлій пам’яті Бродяги-Бродецького" Юрія Безуха.

Посвящение другу:

ЮРИЙ БЕЗУХ
Нижние Серогозы, Херсонская обл.

З НАДІЄЮ В ЧАСІ

О. Бродязі-Бродецькому


Ой, як рано-вранці забродили соки,
Забродили стрімко, буйно по весні.
Осокора соки б’ють понад високо,
У верби ж – низенько – соки поясні.

Ой, у чистім полі закипіла воля,
Козака дістала пристрастю крові,
Закипіла надто – спокусила долю,
Став він бачить спокій, мабуть, лиш у сні.

Зашуміло літо, золотом покрите,
А проміння жалить кожен день зерно.
Тільки не зламати міць і волю жита.
Хай проміння ллється в грона під вино.

Хай життя квапливо річку-щебетунню
Десь «зеркальным бродом» тихо перейде,
Зірку синьооку, молоду красуню
Для душі і серця, дасть Бог, і знайде.

Заметуть замети – жовті очерети.
Зимонька спросоння візьме щось і втне...
Тільки жде Бродяга, як і всі поети,
Що мороз невдовзі тінню промайне.

2003 р.

ПОДБОРКА СТИХОТВОРЕНИЙ А. БРОДЯГИ-БРОДЕЦКОГО

ПЕРЕЛЕСОК

Короткий стих – как светлый перелесок.
Он от словесного завала чист.
Хотя и мал, но все-таки он весок,
Как по весне живого древа лист.
17.02.79 г.

КОЛОНКА

Страсть ее испить хотели!..
Хоть всей улицей – не прочь.
Ведра сладостно потели
У колонки день и ночь.
08.08.80 г.

ПОСЛЕВОЕННЫЕ РАДОСТИ

Разруха. Голод. Поздним летом
В жестокий год за хлеб ржаной,
Что был и воздухом, и светом,
Лист раздобыл я жестяной.

И, полон радости, мечтая
О золоченых куполах,

Я крышу ветхого сарая
Чинил на горестных ветрах.
21.11.76 г.

НЕОТВРАТИМОСТЬ

В. И. Губенко


Рассвет… Вагон. Люд с рынка ехал.
Все – с мыслями наедине.
И вдруг – петух прокукарекал
О начинающемся дне.

И публика заулыбалась:
Петух о жизни пел в мешке.
… А в тот же час подогревалась
На эту жизнь вода в горшке.
23.09.79 г.

СОБАЧЬЯ ПРЕДАННОСТЬ

Погост. Льет дождь. Кинжальный ветер.
Могила старая отца.
Печаль и скорбь… Вдруг заприметил
Я на могиле свежей пса.

Он весь дрожал от непогоды –
Венки не грели, холм не грел.
Просить пощады у природы
Он, пес, такого не умел.

Собачьей преданностью грелся,
Надеждой маялся: а вдруг…
Юлою вмиг бы завертелся,
Лишь поднимись из ямы, друг.

Носился ветер что есть мочи.
Два существа среди могил.
С тоской в душе ушел я к ночи –
Пес до утра не уходил.

БІЛЯ МОГИЛИ БАТЬКА

«Борцю, солдату, ковалю», –
З плити горіло і читалось.
Три слова... Три!
Все, що зосталось...
Життя палив він без жалю!

ГРУЗ

Ивану Антоновичу Бродецкому


Сомкну глаза – войны пора.
Кровоточ?т огонь заката.
Дороги к фронту… Детвора…
В гурьбе, как тень, фигура брата.

В руке – из марли узелок,
Затянут проволокой ржавой.
В тряпьё пробрался холодок –
Ушло тепло с убитой мамой.

В походах долгих – устают…
Где к счастью детям бить тропинку?..
Но свет – детдомовский приют –
Зажег в сердцах надежд лучинку.

В ЛЕТО СОРОК ПЕРВОГО

Луг у самого двора.
На лугу – детишки.
Балагурили с утра
И играли в «фишки».
Резвость – мокрая спина,
Только шум не звонок:
Шла проклятая война –
Рядом спал теленок…

Все любили Домино –
Милое созданье,
В играх важное звено,
Радость при свиданьи.
Не успев порой доспать,
Все бежали к другу,
Чтоб увидеть, поласкать,
Побродить по лугу.

…Но однажды над селом
Появилась стая.
Шла не клином, а крестом,
Всё в пути сметая.
И прицелился фашист –
«Юнкерс» закачало,
Громовой раздался свист…
Домино не стало.

Лишь воронка и дымок,
Но они молчали…
В сердце ярости комок
Спекся от печали.
…Очень долго за селом
Дети не играли:
Там война с извечным злом
Луг перепахали.
1.07.77 г.

ПРОСТИТЕ, НО…

Приятно мне идти за Вами
И вами тайно любоваться:
Осиной талией, ногами
И тем, чем можно задаваться…

Не обессудьте же за смелость:
Вы так плывете – кровь играет!
Вся роскошь женская и спелость
Мне райский сад напоминают…
20.06.77 г.

* * *
От слов любимой он забылся
И на руки поднял красу.
Как буйный ветер, закружился,
Споткнулся… и упал в росу.

Не обижалась, не корила,
Что пыл в порывах утолил.
Она его благодарила:
Упав, ее не уронил.
20.07.74 г.

* * *
Почуття – мого серця жерці,
Їх не виразиш інколи в слові.
То рахуєш на серці рубці,
То смакуєш женьшені любові.

Жар очей – і хмільна голова,
Оступись – і на небі захмарить.
Серед зим зеленіє трава –
Враз мороз серед весен ударить.

А душа, як оте решето,
Сіє все незбагненне й добірне...
Тільки суті любові ніхто
Не просіє як слід, імовірно.

ЗАПАХИ ВЕСНЫ

Ветер в срок прошёлся по ветвям,
Раскрывая пухленькие почки.
Каплями скатились там и сям
Из кустов застывших птиц комочки.

Утром электричек голоса
Всполошили сонную округу.
Придорожных линий полоса
Стрелкою магнитной рв?лась к югу.

Засияло красками плато,
Раскрывались для соблазна дали,
Расставались женщины с манто,
Мини-юбки час свой выжидали.

В СЕРДЦАХ

Ни к чему так часто повторяться…
Ты должна в конце концов понять:
Хочешь, как с игрушкой, забавляться? –
Глянь вокруг, найди себе под стать.

Ты ведь – не актриса, я – не зритель,
Диалог здесь должен быть другим:
Если ты мужских сердец воитель,
Крепче буду я другой любим.

Ежели уйду я – безвозвратно.
Охладеют чувства – насовсем.
Говорю я честно и понятно,
Чтоб меня не спутала ни с кем.
18.12.77 г.

К…

Я не прильнул – коснулся губ,
Как легкий лист, упавший в реку.
Не думай, что душою скуп,
Коль поцелуй не равен веку.

Любимая! Ведь сколько глаз,
Таких внимательных, с улыбкой,
Смотрело пристально: сейчас
Мы позабавимся ошибкой.

Твои достоинство и честь
Швырять так запросто под ноги
Не мог. Я знал: дурная весть
На завтра породит подлоги.

Любимая! Прости меня,
Что одержал победу разум.
Я верю в нашу тайну дня –
Не строится большое сразу.
10.11.76 г.

* * *
Вот так случилось, душечка,
Такие вот дела:
Мы думали – игрушечки…
А вышло что?.. Игра!

Тянулись мы не к вечности…
Мы думали, таков
Конец игры беспечности.
А вышло что?.. Любовь!

Не из разряда «праздная
И модная в кругах».
Пусть гнут, что несуразная.
Мы все же – на ногах!

У нас пути нет спорного –
Тем более, молва
Чуть у столба позорного
До пепла не сожгла.
15.05.77 г.

К ДРУГУ

В. К. Бабенкову


Словно бы в аквариуме рыба,
Мечешься меж крайностей своих:
Для тебя любовь порою – глыба,
А порой – пушинка на двоих.

А ведь мудрость, друг мой, утверждает:
Не заложен в крайностях уют.
Легкая любовь надоедает,
От безумной просто устают.

ПРИВЫЧКА

Я в юности любил нырять.
Лихая страсть во мне осталась.
Ныряю глубже, чтоб понять
Глубокой сути жизни… малость.
6.03.77 г.

* * *
Добро бы спеть… Да слаб мой голос –
В бездушном зале надорвал.
И сник я, как пшеничный колос,
Что в суховеи созревал.

Умолк… Притих… Но не навечно!
Всего лишь – бас восстановить,
Чтоб спеть особенное нечто
И бессердечных удивить.
7.10.84 г.

СПЕКА

Завмерло гнівне сонце у зеніті,
Протуберанцями лизало гладь.
Таврійський степ в розбещеному літі
Втрачав надію всю на благодать.

Порепана земля, як рот рибини,
Що викинув прибій на мілину,
Благала: «Хоч гарячої краплини!
Хоча б з хмарин перистих пелену!».

А сонце смажило, не владне в діях.
Пустельна спека гнала суховій,
Повзла смертельною – у шкурі змія –
Жагою до Дніпра на водопій.
23.10.79 р.

МОЕ ТВОРЧЕСТВО

С думами о вечности Вселенной
Иль простой житейской стороне
Незаметно в таинстве блаженном
Стих мой зарождается вчерне.

Может быть, он так и не родится –
Гибнут же в пути порой гонцы.
Вылетают не у всякой птицы
Из гнезда отважные птенцы.

Может быть… Да только мне по нраву
В думах уставать и отдыхать,
К миру звезд построить переправу
И душой мятежной полыхать.

* * *
Небесных женщин красота
Не только в славных ножках…
Но говорим мы неспроста
Так часто о сапожках.

Сравнений нет! – твои милей
Ног Клеопатры броской
И даже чуточку бледней
Красавицы Милосской.

Их форма, линии и гладь,
Божественность коленей –
Обворожительная кладь
Душевных потрясений.

О, ножки-ножки… Я в пылу
Не день, не год, а годы.
Пропел от сердца вам хвалу,
А смог – слагал бы оды.

Всю страсть души, любовь свою
От света вряд ли скрою –
И сердце потому молю
Их забывать порою.
24.07.76 г.

* * *
Беря черты твои всецело,
Не скажешь твердо: хороши!
При красоте небесной тела –
Хотя б посредственность души…
4.12.79 г.

ЛІТАК НА П?ЄДЕСТАЛІ

Героям Радянського Союзу
С. Й. Маковському, В. М. Зіберову,
В. С. Левітану


Він рвався ввись, розвівши крила,
Безстрашний сокіл синяви!
Та, видно, слава притомила:
Навік завмер серед трави.

Він рвався ввись, в бою не збитий!
Але його не відпускав
Людьми в знак вдячності відлитий,
С землею злитий п’єдестал.
26.10.80 р.

В ШУТКУ

Не могу совладать я с собою опять:
Легкий флирт твой, в игривости трюки
Заставляют под куполом цирка летать
Или мерить Никулина брюки…
18.10.78 г.

СЕ ЛЯ ВИ!

Ворвался вихрем к ненаглядной,
Дубовую срывая дверь,
Любви вверяясь безоглядно,
Не зная слов: «Семь раз отмерь».

…Веревки вьются и канаты.
Идут указы косяком.
Несутся громы и раскаты.
Не жизнь, а рай под каблуком…

* * *
Не выясняй, по чьей вине
Гуляют на душе метели…
Скупые встречи при луне,
И толки, что поднадоели,

И вал капризов буйных дней –
Не назовешь всё сущим вздором.
Среди людей слепцу видней,
Какая даль за косогором.

Пустое – клеить ярлыки,
Искать на картах интересы…
О, эти злые языки
И плохо сыгранные пьесы!

БІЛЯ КАМ’ЯНОЇ МОГИЛИ

А. Г. Кифішину


Чи від природної навали
Одержав степ одне із див,
Чи боги скарб подарували
Землі під час зіркових злив?..

У величі лежить загадка...
Та вірю перш за все в земне,
Що інтелекту людська хватка
Розкриє в брилах потайне.

Читать тайнописи Могили
Навчились протяги печер.
Живий їх голос чують схили,
До вищих вітер кличе сфер.

Колись почує хтось неждано
І суть на мови покладе,
Якесь світило пізно-рано
Ключі премудрості знайде.

До неї йшов, гнуч?сь, люд давній
Мерщій сховатися від бід...
Я б’ю поклін загадці славній
Й тому, хто дасть розгадці світ.
1.12.79 р.

с. Терпіння, Мелітопольський р-н

У ГОДИНУ ПІК

Серед тиші й спокою діброви
Я переведу свій дух від справ,
Визволюсь від вустюків й полови,
Душу обкурю пилком із трав.

Вибраним шляхом піду до цілі.
Хай під ноги лізуть реп’яхи,
Все одно зустрінуть мене хвилі
Радощів й далекі маяки!
8.06.75 р.

* * *
Бреду я там, где в прошлом встреча
Осталась тайной между трав,
Где, совесть раннюю калеча,
В порывах первых был не прав,

Где по руке моей бесстыжей
Катилась чистая слеза
Доверчивой девчонки рыжей,
Стыдливо прячущей глаза…

Как больно жжет тот слабовольный,
Слепой поступок давних дней…
В полях метался ветер вольный
Любви отчаянной моей.

ГЛИБОКИЙ ВИСНОВОК

Вітрюган гарчить у вікна.
Місяць скорчивсь, як дуга.
Тягне жінка чоловіка
Силоміць до утюга.

– Підійди до дошки ближче.
Не варнякай. Стань бочком.
Поклонися-но їй нижче.
Та жвавіш – не стій мішком!

В інших любі – наче квіти,
Вміють штопати дірки.
А у тебе рими – діти,
А онуки – словники.

Та невже ж це, мій чорнявий,
Тяжко істину прийнять:
Раз в мізерному ти млявий,
Вірш ні за що не піднять!
3.10.81 р.

ДОСАДА

Семейное поле нам, видно, не жать.
Зерно в чистых чувствах – души благодать.
Надежда моя о большом урожае
осталась всего лишь желаньем о рае.
Какая досада, что Вы по-земному
небесные чувства вручили другому.
Ответом без сердца, несмелой рукою
меня повенчали с глубокой тоскою.

ЗАДУШЕВНОСТЬ

Наяву, а не во сне,
ты пришла в метель ко мне,
вся завьюженная снегом,
словно загнанная бегом.
Ты пришла ко мне погреться,
попросить тепла у сердца,
тайно высказать сомненье
под мороза ветропенье.

НА ТАНЦПЛОЩАДКЕ

В глазах – надменная смешинка.
Фигура – тонкая былинка,
лиана юная – ее рука.
И в танцах – диво, мастерица.
Плывет по озеру Жар-птица,
волшебна, величава и легка.

* * *
Живу в наручниках мети.
Краса твоя – петля для волі.
Був вдячним би повік я долі:
Кинь райських яблук з висоти
Небесних чар, в яких вся ти.

З надією я стільки літ
Томився у неволі милій.
Між нами рів... Чи, може, вирій...
Від серця ждав твого привіт,
Як жде на краще білий світ.

Закон суворий почуттів.
А ворожить – винить ромашку.
Душа розхристана... Як пташка –
Літа між затяжних вітрів...
Місток, любов, кинь через рів!
21.11.81 р.

ХОДА

Ліні Костенко


Всього на творчій випало дорозі
Зазнати, випити і закусить...
Ні! Не вудила!.. На стійкім морозі
Ми горно душ зуміли не згасить.

Топила влада правди вірш в багнюці,
Брехня ж – потоком йшла за томом том.
Був кожен чин подібен каменюці,
Хоч віч-на-віч стелився він листом.

... Доба нова з’явилась як фіалка.
Заметушились партії співці.
Одні в націонал полізли палко,
Прикрив у дисидентах хтось кінці,

Підмалювався дехто враз від страху,
Будьонівку сховавши в бузині.
Минулої доби орач-невдаха
Ще борсається на тяжкій ріллі.

Життя солодке й слава зло творили.
Карали судді погляди і честь.
А скільки душ безвинних загубили,
Талантів вбито дома, а не десь?..

Хода бійців – це тяжкий бій смиренню.
Не всім поетам стійкість по плечу.
Чи зло у вік новий по сьогоденню
Вповзе, щоби згасить надій свічу?!
10.07.99 р.

СУМ БЕЗ СЛІЗ

Пробився ранок – я в роботі,
Де кожна мить є кроком дій.
Немов служу в похідній роті,
Чи то душі такий покрій.

Від дійств і золотої рибки
І мага-цвіркуна вночі,
Що вивіря тональність скрипки,
Я в серці бережу ключі.

Все мчить в мені... Невже знамено?..
Транзитом – особистий час.
Натягнуті, як лук, стремена,
В житті – ні хвильки про запас.

Запал – на совість, честь по честі!
Не в затишку я – на вітру.
Ім’я – мрячить на перехресті...
Не стійкість влада любить – гру.

Покірний плаває, як риба,
Єлей із царських чанів п’є.
... А тут хтось кине крихту хліба,
А то... ще й в душу наплює.
20.10.79 р.

НАЇВНОМУ ДРУГОВІ

Відкрите опусти забрало
І спину латами прикрий:
Бажаючих навкруг чимало
Пустити в хід кинджал кривий.

* * *
Бессчетно раз Вы по наветам
Меня пытаетесь судить.
Такие судьи, по приметам,
Успели сами наблудить.

Былого Вашего – не знаю.
О Вас я дурно не сужу.
Я Вашу честь не умаляю,
Но и своею дорожу!

ЗИМНЕЕ

У не ждущих лета - за окном метели.
Тянет по квартире легким холодком.
Явно мы с тобою что-то проглядели,
Коль решилась стужа заглянуть в наш дом.

* * *
Дівча я згадав карооке
І постать тополі струнку,
Намріяні думи високі
І пару гусей на ставку.

Пернатим був час для відльоту.
Ждав вітру вже чортополох.
Період душевного зльоту
І пристрасть циганська – на двох.

А потім... осінні капризи,
Словесні потоки води,
Сценічні бездарні репризи,
Гра в шахи, де нові ходи...
20.12.79 р.

ОСІННЯ ХОРТИЦЯ

Ледь хлюпотів Дніпро в тумані.
Під свіжість вітерця в бору
Сороки прибирались в гамі,
Дитячу затівали гру.

Верба плакуча берег-диво
Яскравим листям-конфетті
Усипала і сиротливо
Хиталась, наче в забутті.

Накидки кленів з теплим тоном,
Прим’яті холодом вночі,
Веселим прасувались дзвоном
І вітром вільної Січі.

Бентежно Хортиця дрімала
На вранішньому рубежі...
Блаженно, солодко лунала
Чарівність зоряна в душі.
3.12.78 р.

БІЛЯ РОДОВОГО ЗАМКУ

Давним-давно нема вже пана,
Давно на замок тінь упала,
Довкіл травою поросло,
Минуле у віки зійшло...

Одна надгробна лиш плита
Була для пам’яті свята
Та сфінкс, що ліг біля порога,
Щоб пильно стерегти прах гроба.
м. Лодзь, 20.10.75 р.

СОБЛАЗНИТЕЛЬНИЦЕ

Не вянут в памяти те ласки,
Волненья, таинства в саду,
И страх, и сладости из сказки,
Метанья милой, как в бреду,

И ветра вольного с порывом.
В ее глазах полнеба звезд.
И страсти, схожие со взрывом,
От пустоты семейных гнезд…

От нераскрывшихся мгновений,
Что охлаждают брачный час,
До пылких встреч и откровений,
Где страсть решает всё за нас…

Не знала юность той морали,
Что жизнь пускает под откос.
Я серебрил с соседской Валей
Копну нетронутых волос.
26.04.74 г.

СОФІЇ РОТАРУ

Із кола юних музикантів
Біля готелю в час зимовий
Ви погляд з чистих діамантів
Зненацька кинули зірковий.

Без обіцянок... Якось просто...
Не стелячи стежину в мріях...
Струнка! Та й ще по серцю ростом!
А чобітки!.. Це казка – в діях!

На них Ви відкривали моду.
А голос! Риси – від богині...
Я п’ю цілющу Вашу вроду
З семидесятих і понині.
28.09.99 р.

* * *
Убегу за ветром в поле
Босо по снегу.
Жить глухим, немым в неволе
Больше не могу.

Коли я казак-рубаха –
Подавай простор!
Пропадай, злой жизни плаха
И ее топор!
2.11.76 г.

* * *
Не для любви подспудный страх,
А в подвигах – окаменелость.
Гусарская недаром смелость
Живет у женщин на устах.
4.10.79 г.

НА БЕШТАУ

Лавиною – пожар душі пронісся.
Прорізався – неначе вперше! – зір:
Серед хребтів, ущелин і узлісся
Він линув до вершин Кавказьких гір.

І де не пропливав би погляд сущий,
Усюди райський відкривавсь куток.
Краса природи – як струмок цілющий,
У спеку вчасний рятівний ковток.

Дім на клюку від втоми обіперся,
Дихне ледь вітер – він застугонить.
З копицею трави йде спір відвертий,
Поки долина їх обох приспить.

Від дому розбігаються стежинки,
Тож не один покоїться там слід.
Їх били рано-вранці в час розминки
І в час побачень заповітних літ.

Хмарки – із молодих і вкрай вихлястих –
Пасуть у небі грозові струмки,
Збирають їх до чорних хмар купчастих,
Штовхаючи легенько під боки.

Так у живій і благосній картині
Горять красоти вічні і земні,
А з ними – я, вклоняючись вершині…
Та зве Ельбрус метою вдалині.
15.12.79 р.

* * *
Згоря від спеки вихідний…
Чи стачить сили у природи
Зчинить нараз каприз погоди –
Приємний серцю дощ грибний?..

Від спеки обрій – як слюда.
А у ставку – чи на негоду? –
Так рано зацвіла вода…
Не бачив змін таких я зроду.

Земне ховається в норі –
Крилатим подавай мандрівку.
Снують з завзятістю щурі,
Небес щипаючи рогівку.
7.03.79 р.

* * *
Анютины глазки,
Любимой глаза,
Размолвка у клумбы,
Обиды слеза –

Запали мне в душу,
И нет мне покоя,
И кажется, весь я
Иного покроя.

Тревожные слышатся
Сердца удары.
Порой пожирают
Всю душу пожары…

Анютины глазки,
Лужок резеды,
Размойте при встрече
Обиды следы!

* * *

В. А. Швайко


У затона дом знакомый,
Где вчерашний бродит день.
Поржавевший стог соломы
Повалился на плетень.

Деревенские скульптуры
Подновились всюду мхом,
И вокруг гуляют куры
С неказистым петухом.

Расцвела сирень не пышно.
Видно, яблоня горька.
Древний граб скрипит чуть слышно
От волненья ветерка.

У затона дом знакомый –
Островок прошедших дней.
Он с изюминкой весомой –
Словно в сказке чародей.
3.10.81 г.

К МАМЕ

Ты ценность, что присуща роду,
Мне без остатка отдала:
Казацкий нрав, огонь, свободу,
Любовь к Отчизне, мощь крыла.

Всё цельное первоначало
Не растранжирю по годам.
Свое внесу, чтоб честь звучала,
И по наследству передам.

* * *
История – судьба народов.
И, кто какой судьбы кузнец,
Зависит от людских подходов,
От их натуры, наконец.

Нет в мире равных славянину
В том, чтоб, раскаявшись, опять
Житейский груз взвалив на спину,
В ошибках душу усмирять.
26.05.76 г.

К НОЧИ

С октябрем за день погода
Не на шутку подружилась.
Дождь и ветер за полгода
Так впервые расхрабрились.

Стал под крышами гнездиться
Легкий холод не на сутки.
По-хозяйски суетиться
Начал пес у старой будки.

Потянулся кот на печку
За мурлыканьем и снами,
На сову по кличке Свечка
Очень зло повел усами.

Мы, детишки, приуныли…
Мама холод усмиряла:
Чтобы за ночь не простыли,
Дала п? два одеяла.

НЕВОЛЬНИК ЧУВСТВ

У раскрытого окна
Ветра легкого волна.
От двоих влюбленных тень
Тихо падала в сирень.

Я, чтоб чувства не спугнуть,
Заморозил мигом грудь.
Онемел… Стоял, как пень.
Глубоко дышала тень.

ОСЕННИЙ ГРОМ

Себя вдруг испугается –
И затяжной молчок.
Внезапно разругается,
Как скряга-старичок.

На молнию со строгостью
Клюкою постучит.
И тут же, с тихой кротостью,
На тучи поворчит.

* * *
При дороге на пригорке,
Заняв жизни важный пост,
Суслик вздыбился у норки,
Как солдатик, – во весь рост.

Новь пугает – даль волнует.
Будоражит кровь весна.
Сердце дикое балует,
Пробуждаясь ото сна.

Как же быть?.. Ведь так охота
В зимний броситься посев.
…Да вот высь пугала что-то:
Там степной орел висел.

ОСКОЛОК ПАМЯТИ

Мальчишек игра без тревоги:
Всадники мчатся, тачанки...
Вот пылью взметнулись дороги
И крики: «Фашистские танки!».

Хутор на миг встрепенулся.
Взрыв. Притаилось мгновенье.
Дым за рекой потянулся.
И подступило затменье.

Так вот закончилось детство
В год урожая кислицы...
В памяти – страха соседство
Без берегов, без границы.

ГОЛОД 1947

Не знаться бы с сорок седьмым.
Мороз погибельный по телу.
Бескровность лиц подобна мелу,
И крик о помощи – немым.

Все ждали чуда от небес.
Послевоенная разруха.
Халвой считалася макуха.
Червь из пруда – деликатес.

МАРЕВО

Слово забуте: хлібина.
Висівки, потерть – мій хліб.
Згадка про мед – лише слина.
Казка – це сон пару діб.

Марево тане... Крізь роки –
Прілі й гнилі колоски.
Перші знесилені кроки
Спомином б’ють у виски.

МУРАШКА

Їй так любо метушитись:
За пожитками – і в дім.
А з природою здружитись –
Вищий сенс життя у тім.

За земне, що дав Всевишній,
За уміння мурувать
Цю малечу в дні колишні
Люд мурашкою став звать.

* * *
Глаз тех васильковых красота,
Нежностью манящие уста,
Брови тёмной искоркой вразлёт,
Руки-крылья тянутся в полёт.

Талии античные черты,
Тело шелковистой чистоты,
Высоко поставленная грудь
Не дают забыться и уснуть.

ПО ВОЛЕ РОКА

В селе на узеньком мосту,
Где слабые перила,
Судьба стояла на посту
И самосуд вершила.
Пришел из ссылки полицай,
Решил обмыть свободу,
А черти тихо, невзначай
Его столкнули в воду

Никто б не вспомнил где он есть.
Да надо же – собаки
Нежданно вытащили смесь,
Что не доели раки.
Что людям делать? как тут быть?
Решили миром тут же:
Грехи не помогали всплыть?
Зарыть у свалки глубже!

МАРАФОН

Убийство с умыслом... Война!
Не смерть естественная... Скопом!
Скажите, люди, чья вина
за войны, равные потопам?

Убийство женщин и детей –
Ко злу кто вовсе не причастен.
А мир все алчнее и злей,
Непредсказуем и опасен!

Десятки тысяч, миллион...
Пока земля не стала тленной,
Останови наш марафон,
Верховный Разум из Вселенной!

ДУША ЦЫГАНА
(песня)

Слова Александра Бродецкого
Музыка Александра Стариковского


1. Закадычный друг гитара,
Заунывный свой мотив
Поменяй: ведь звук – не кара.
Веселей, прошу, я жив! (2)

Припев:
Задор цыгана неземной,
Земля танцует под ногами. (2)
Земля танцует под ногами,
Душой цыган за облаками.

2. «Жив!» – несется на просторах.
Жив! Вы слышите, поля?!
И в ответ мне дружным хором
Отзывается земля. (2)

3. Пусть вино рекою льется,
Пусть звенит, искрится жизнь,
Пусть не всё и удается –
Тяжело… А ты держись! (2)

СУДЬБЫ ЛЮДСКИЕ
(песня)

Слова Александра Бродецкого
Музыка Александра Стариковского

1. Судьбы людские – какие вы разные:
Добрые, чистые, злые и грязные.
И сколько же вас, ах, сколько же вас?..
Словно звезд, мириады –
Несметные клады. (2)

Припев:
Скажите искренне, друзья:
Водиться с кем, а с кем нельзя? (2)

2. О, как мне хочется видеть друзей,
Родных и знакомых, далеких людей,
С надеждой, с удачами,
Прекрасных, как море,
Не знающих горя! (2)

3. Судьбы людские, за солнцем идущие,
Счастья – сегодня и в дни вам грядущие!
О, сколько же вас, о, сколько же вас?..
Словно звезд, мириады –
Несметные клады. (2)
Рекомендуйте стихотворение друзьям
http://stihi.pro/7082-poeziya-aleksandra-brodeckogo.html
Свидетельство о публикации № 7082
Избранное: запорожские поэты запорізькі письменники
Автор имеет исключительное право на стихотворение. Перепечатка стихотворения без согласия автора запрещена и преследуется...

Краткое описание и ключевые слова для стихотворения Поэзия Александра Бродецкого : Биография и подборка лучших стихотворений Александра Бродецкого, запорожского поэта, члена Конгресса литераторов Украины, умершего в начале мая 2014 г. Проголосуйте за стихотворение: Поэзия Александра Бродецкого
(голосов:3) рейтинг: 100 из 100
    Стихотворения по теме:
  • Бродяга-ветер
  • Стихи о чувстве полёта и свободы, о том, что ты не одинок в этом мире. Теперь я знаю точно, чего мне опасаться – свободу потерять и в небо не подняться. Мои слова уносит бродяга-ветер.
  • Прощальный утренник
  • Стихи о выпускном утреннике в школе, о семье и школе. Четвёртый класс. Здесь утренник прощальный учительница первая ведёт. Валентина Хлопкова.
  • Стихи Семена Ивановича Лойко
  • Стихи запорожского поэта Семёна Лойко и статья о нём. Живёт в Запорожье поэт... Виталий Шевченко.
  • Шурик
  • Стихи про имя Александр. Нарекая Александром, мы заносимся в мечтах. «Шурик...» – тихо произносит имя барышня во сне. Leo.
  • Встреча
  • Стихи о Пушкине и "Капитанской дочке". Художественная версия происхождения образа Маши Мироновой в повести А.Пушкина "Капитанская дочка".
  • Виктория Сололив Автор offline 14-05-2014
Светлана Ивановна, спасибо за подборку стихотворений Александра Бродецкого. Стихи прозрачные и лёгкие, душа светлая и добрая их писала. Такая же светлая ей память.
  • Светлана Жукова Автор offline 15-05-2014
Светлая память поэту...
Спасибо за подборку стихотворений, Светлана Ивановна!
  • Михаил Перченко Автор offline 17-05-2014
Какой ты молодец и деловой человек, Светлана.
  • Светлана Скорик Автор offline 26-01-2015
Друзья, помянем нашего коллегу, поэта Александра Бродецкого! Светлая ему память. Мужественный человек был. Столько операций перенёс, а выступал по библиотекам до последних дней! Какая любовь к Слову...
23 января год со дня его смерти.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Поэзия Александра Бродецкого