Израиль для меня... любовь и надежда

Конкурсная работа на фестиваль Международной Гильдии Писателей "Земля Обетованная". Номинация: "Израиль для меня..." - Евгений Орел


ИЗРАИЛЬ ДЛЯ МЕНЯ... ЛЮБОВЬ И НАДЕЖДА

Конкурсная работа на международный фестиваль
"Земля Обетованная". Номинация: "Израиль для меня..."



Такси достигло поворота на улицу, ведущую из города
к морскому порту. Ещё секунда, и машины след простынет.
Ужас в том, что этот белый седан, украшенный шашечками
по бокам, увёз тебя. И потому эта ни в чём неповинная
машина вызвала во мне жуткую ненависть. Не мог я и
не хотел примириться с тем, что ты находишься не рядом,
а безнадёжно отдаляешься . Чуда, скорее всего,
не произойдёт: водитель не развернётся
на круговом перекрёстке, чтобы перенаправить
время вспять.

Пока я мог тебя видеть, пусть и в окне такси,
несущегося вдаль, меня не покидало приятное
чувство соприкосновения взглядами. Но когда
ты исчезла за поворотом, возникло ощущение, будто
меня вытряхнули из цветного романтического сна,
и я оказался один на один с бесстрастной реальностью.
И что же я делаю в городе, в один миг без тебя
опустевшем? Зачем нахожусь в этой стране?

Мне захотелось развеяться, и я направился
к Центральной Площади. Вскоре понял, что иду
той же улицей, по которой мы вчера от гостиницы
шли гулять по ночному городу. Но без тебя это
всё равно, что улица, не ведущая к храму.
Тогда зачем она нужна, если не ведёт к храму?
– так и тянет процитировать Данелиевского киногероя.

Я пытался думать о чём-то другом. Принялся даже
наблюдать за прохожими. Вот идёт девушка, держа
под руку парня, облачённого в военную форму.
Судя по их настроению, солдат в отпуске или
в увольнении. Но автомат – при себе.
«Это Израиль, детка!» - вспомнилась мне
известная присказка. Пожалуй, чуть ли не
единственная страна, где воин должен быть
с оружием даже на собственной свадьбе.

Я так засмотрелся на эту молодую пару, что
ненароком столкнулся с женщиной в паранже.
Арабкой, разумеется. Извинился по-английски,
на иврите, по-французски… Она не ответила,
даже отшатнулась от меня и, боязливо озираясь,
засеменила прочь. Пожалуй, не стоило
ничего ей говорить.

Как я ни старался отвлечься, раз от разу
сознание беспощадно терзал вопрос: где ты,
любимая, и зачем я там, где тебя нет?
Хотя т?к ощущается твоё присутствие!
Почти физическое.

Во мне закипает отчаяние. От досады на себя
и на всё вокруг я чувствую, как в горле набухает
ком, а в нём прорастает стон. Я с трудом сдерживаю
позыв глубоко изо всех сил затянуть: «уууууу…»,
да так, что либо разбегутся люди, либо сбегутся
волки. Не знаю только, живут ли они в этих краях.

В магазине сувениров поболтал с местной продавщицей
и с французской туристкой. Полегчало. Купил
магнитики на холодильник. Пожилая американская
чета искала книжный отдел, так я им и подсказал.
Они решили, что я местный, и я не оплошал,
нарочито сказав продавщице «тода раба»
(большое спасибо). Да в этой стране кого только
не встретишь и какие языки да наречия не услышишь!

Когда вышел на улицу, стон во мне закипел с новой
силой, будто кофе в джезве, снятой с огня и снова
поставленной на конфорку. Только повторное закипание
происходит быстрее и мощнее. Как болезнь после
ремиссии. Боже, с чем я сравниваю!
Ну, это профессиональное.

Я ищу место, где поменьше людей. А, вот тут,
перед рекламным щитом с изображённой на нём
девушкой, зазывающей чего-то там купить.
Вспомнил, что эта зазывала тебе не понравилась.
Ты так и сказала: "Она некрасивая". Жаль,
не додумался спросить, что на щите написано.
Ведь я даже таких букв не знаю. А читать справа
налево для меня ещё больше в диковинку,
чем великое чудо Мониту для коренного американца.

Никого рядом нет. По счастью, уличные звуки
перекрываются колонками, выставленными из
ближайшего кафе, дабы народ наслаждался
мягким тенором Эяля Голана.

В тот момент мне вспомнился Гамзатов:

Застынешь, и молитва горлом хлынет,
Хоть ты и не молился никогда…

Стон, долго таившийся внутри горлового комка,
яростно прорвался наружу. Протяжный стон, скорбный
и даже страшный. Постепенно комок «сдулся», как мяч,
отпустив дыхание. Неукротимо хлынули слёзы.
Память выдала из поэтической кладовой:

"Я не могу без тебя жить…",
"С любимыми не расставайтесь…",
"Не по-женски, по-волчьи вою…"
(с поправкой на "не по-мужски").

Так всё и происходило – под стихи Асеева, Кочеткова,
а ещё Хмельницкой, очень талантливой поэтессы,
говорят, из современных.

Не знаю, как я выглядел со стороны, да мне и по фиг.
Но когда приступ тоски начал угасать, я успокоился
и продолжил праздное шествие улицами города,
отчасти ставшего мне родным.

И тут меня что-то повело: куда бы ни шёл, всё время
попадал на одну из «наших» улиц. Мы и тут с тобой
ходили, и тут, и вон там, где скульптуры клезмерских
музыкантов. На их фоне нас фоткали добродушные
израильтяне, по умолчанию лояльные к приезжим.
Рядом – лавка, где мы накупили чипсов.

Да что же это такое! Всюду ты, но нигде тебя нет!

А на другой стороне улицы – угрюмая гостиница,
по моей вине чуть не ставшая для нас местом ночлега.
Час назад мы проходили мимо и весело вспоминали,
как тебе удалось бесплатно отменить бронь. И наша
фантастическая ночь прошла в люксе шикарного
прибрежного отеля. В нём остановились и другие
иностранные коллеги – участники медицинской
конференции.

Наша волшебная ночь... Увы, она уже в прошедшем
времени. А ещё позавчера мы думали о будущем,
с надеждой на чудо и ожиданием великого откровения.
И затем пришло настоящее. Пусть и ненадолго...
А всё-таки, пришло, и его ни изменить, ни отменить.

Так быстро пролетели минуты счастья! А в утешение
осталась чья-то строчка, будто мантра
- "отдаляемся, чтобы встретиться..."

Любимая, мы всегда будем помнить, что наши пути
сошлись в Израиле, не похожем ни на какую другую
страну мира. Для каждого Земля Обетованная
отрывается по-своему. Одним она кажется роскошным
пляжем по всему побережью. Другим – символом
кошерности питания и образа жизни. Третьи находят
в нём пожизненное пристанище. А для нас с тобой
Израиль – это страна любви и надежды на новую встречу.

И эта встреча состоится. Рано или ещё раньше –
мы встретимся, чтобы больше не расставаться.
И будем счастливы. Амен!

Январь 2019
Киев

Не забывайте делиться материалами в социальных сетях!
Свидетельство о публикации № 16316 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © Orel :
  • Проза
  • Читателей: 131
  • Комментариев: 2
  • 2019-01-27

Конкурсная работа на фестиваль Международной Гильдии Писателей "Земля Обетованная". Номинация: "Израиль для меня..." - Евгений Орел


Краткое описание и ключевые слова для: Израиль для меня... любовь и надежда

Проголосуйте за: Израиль для меня... любовь и надежда

(голосов:2) рейтинг: 100 из 100


  • Нина Хмельницкая Автор offline 28-01-2019
Эжен, желаю тебе победы в конкурсе! Рассказ очень понравился. Люблю твою прозу и рада, что ты снова вернулся к этому жанру. Мастерски передан колорит Израиля!!! Хоть ты пробыл в стране несколько дней, но несколькими мазками сумел создать впечатление, что чувствуешь и знаешь историю, жизнь и чаяния ее народа. Интересный сюжет и драматургия рассказа. Вдохновения и новых удач во всех направлениях твоего многогранного творчества! С наилучшими пожеланиями, Николь
  • Евгений Орел Автор offline 28-01-2019
Цитата: Нина Хмельницкая
Эжен, желаю тебе победы в конкурсе! Рассказ очень понравился. Люблю твою прозу и рада, что ты снова вернулся к этому жанру. Мастерски передан колорит Израиля!!! Хоть ты пробыл в стране несколько дней, но несколькими мазками сумел создать впечатление, что чувствуешь и знаешь историю, жизнь и чаяния ее народа. Интересный сюжет и драматургия рассказа. Вдохновения и новых удач во всех направлениях твоего многогранного творчества! С наилучшими пожеланиями, Николь

Благодарю, Николь, за высокую оценку этой миниатюры и за пожелания.
Рад, что тебе понравилось. Взаимно, с добрыми пожеланиями. РН
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Израиль для меня... любовь и надежда