Риск

      
 
Его швырнуло грудью на углы,
на язвы мола.
                   Тут же подхватило
волной и откатило в зелень мглы...

Но море вновь из пены возродило
коричневое тело,
                    чтобы вновь
живым по тверди вдарить – как тараном.
Мы видели, как раскрывались раны,
как пена с кожи слизывала кровь.

Спасатель скользкий допотопный лаг
метал ему.
             Вдоль мола зыбкой шторкой
качались люди. И – распластан штормом –
на гибкой мачте бился чёрный флаг.

Когда он выполз –
                      распростёрт в борьбе,
вонзая пальцы в щели, как коренья, –
Елена, не сочувствие – презренье
(весёлое и жёсткое презренье!)
я с удивленьем осознал в себе.

И ощутил: мой каждый мускул пел
о солнце, силе, счастье и любови.
Я видел, как он кашлял, как хрипел,
как плакал от солёной смертной боли.

Но – отвернулся.
                       И взглянул в лицо,
твоё лицо – лицо любви и славы.
И усмехнулся: «Не умеешь плавать –
так хоть не трусь тогда перед концом...»

Я ждал, я предугадывал ответ.
И – как удачи самой чистой пробы –
добился фразы:
                 «Ты вот сам попробуй...»
И встал на край, и кинулся в норд-вест.

Я угадал в откатную волну.
Мол отлетел – он был теперь обузой.
Я рвался вглубь –
                       под круглую луну
неспешно проплывающей медузы.

И словно спутник –
                         вычертив дугу
из пузырьков –
я завершил орбиту,
чтоб в краткий миг на дальнем берегу
увидеть лёгкий выгоревший свитер.

Ведь я любил! И я торжествовал,
когда –
          раскинув руки, сжав колени –
я, оседлав тугой от мощи вал,
летел во славу милой в горькой пене.

Потом нырял.
                  И, с холодом в крови,
парил назад – туда, во чрево риска,
где на качелях смерти и любви
я постигал любви и жизни искус.

И снова, обратав стихию, гнал
на пенной колеснице Посейдона.
Пока меня –
                    и это был сигнал! –
не свергнул шквал во тьму, в песок придонный.

Я выплыл – оглушённо.
Жёлтый гул
кружил меня.
               Но, как Антей, с надеждой
я глянул вдаль, в тебя: на берегу
слились в безликость лица и одежды.

И город –
                словно белое крыло
прощальной чайки, взвившейся над кручей, –
соединял коробки зданий в кучи
и полз от моря – в горы и тепло.

И первый страх вошёл в меня.
                                      То был
мне искус памяти: виденьем мола выжег
он из души сознанье, как любил.
Я всё забыл – в жестокой жажде: выжить.

Руками и ногами молотя,
утратив скорость кроля, гибкость брасса,
пёр напролом сквозь прорву жидкой массы –
бессильно, по-собачьи, как дитя.

Ведь с каждым взрывом синего огня
от донной тверди до воздушной крыши
любовь отъединялась от меня,
а смерть была всё яростней и ближе.

Я изнемог. Уже не успевал
ловить руками вспененные гривы.
И каждый, из-под рук ушедший, вал
меня назад отбрасывал отливом.

А там, вдали, лупил прибой.
                                 Там рамы
замазку осыпали на карниз.
Источенные солнцем и ветрами,
обрывы от толчков сочились вниз.

Там неприступно –
                         вверх свистя столбом
и мыльно пенясь на придонных скалах, –
кипела влага, рвалась и ласкалась...
То море билось в белый берег лбом

в библейской жажде слиться с бурой твердью
и сотворить неведомую жизнь.
Но для корней,
                   червей,
                            подземных жил –
живущих ныне –
                          это было смертью...

И новый страх –
страх малости людской
пред неразумной, но бессмертной силой –
явился мне...

                         Течение сносило
меня в простор, просоленный тоской.
И так исход был ясен мне,
                               что мглу
я – духом пав – призвал на миг как милость...
Но – слава богу! – снова даль сместилась.
И в пустоте внезапно прочертилась
фигурка на исхлёстанном молу.

Она струилась на семи ветрах
так далеко,
               так бесконечно близко!
И это был мне настоящий искус!
Сверкнула злоба – и разъялся страх.
А там, под страхом, занималась воля.
Не может быть, чтоб так я уступил
слепым стихиям, слабости и боли:
ведь я любил, Елена!
                          Я любил!

И пусть любовь ни в чём не убеждает
и не доказывает ничего –
но бога в человеке возрождает.
Быть богом – риск.
Решайтесь на него!

Ведь он – не храм и не музейный склеп
в сухих венках легенд и обелисков,
а – безрассудность огненного риска,
без коего всесильный разум слеп.

И, вытолкнув из лёгких клок морей,
я вал поймал.
                 На пенной холке сидя,
орал: – Несите, милые, несите –
норд-вест! норд-ост! и бора1! и борей!

...Меня швырнуло грудью на песок,
на гальку пляжа.
                     Хохотало солнце.
В глазах свистели радужные кольца.
Стучала радость молотком в висок.

Я встать не мог.
                   И кто-то надо мной –
над болью, над любовью и над славой –
сказал:
«Не лез бы – коль не можешь плавать...» –
шагнул на мол и взвился над волной...
____________________________________

1 бора, борей – сильный, холодный,
порывистый северный ветер.

Стих на волнах

Не забывайте делиться материалами в социальных сетях!

Свидетельство о публикации № 17187
Рекомендуйте стихотворение друзьям
Избранное: стихи о море стихи о любви
Автор имеет исключительное право на стихотворение. Перепечатка стихотворения без согласия автора запрещена и преследуется...
  • © Валентин Устинов :
  • Любовная лирика
  • У стихотворения 29 читателей.
  • Комментариев: 1
  • 2019-11-05

Краткое описание и ключевые слова для стихотворения Риск : Стих по волнам. Я угодил в откатную волну. Подхватило волной и откатило в зелень мглы. Волну поймал, на пенной холке сидя. Шагнул на мол и взвился над волной. Риск? Решайтесь на него! Проголосуйте за стихотворение: Риск

    Стихотворения по теме:
  • Останься...
  • Останься стихи. И, тая в ласковых руках, ш епчу: "Останься..." Тебе я рада. Жар нерастраченной любви.
  • Я снова балансирую на грани
  • Стихи, посвящённые любимому человеку. Твоё лицо внимательно, тревожно, сиятельно...
  • "Я не Вас полюбил..."
  • Романтическое
  • Стихи о чувствах к необычной женщине. Не современное, слегка романтическое обыгрывание обыкновенно случающегося. Лицо твоё – радость сердечная. Смертны все, но не все умирают.
  • "В своих мечтах невольно растворясь..."
  • Стихи о влюблённой женщине, которая в любви отдала всё, что могла, и ждала ответа. Но всё оказалось только иллюзией. Ничего не требуя взамен, любила я.
  • Солёное
  • Строки о магической силе музыки, которая спасает от многих бед... О солёном море слёз, которое сияет на солнце и разучивает шторм...
  • Не спеши...
  • Стихи о любимой, о силе чувства. Не твоё ли имя, не твоё ли В словарях – меняю на «любовь»? Игорь Литвиненко.
  • «Люблю, люблю, не сомневайся!..»
  • Любовь к моряку. Преграды в любви. Сомнения в любви. Когда огни Святого Эльма На тонкой мачте догорят. Татьяна Окунева.
  • Счастье Королевы
  • Стихи о женском счастье, о марте, о весне и любви. Юрий Якименко.
Стих по волнам. Я угодил в откатную волну. Подхватило волной и откатило в зелень мглы. Волну поймал, на пенной холке сидя. Шагнул на мол и взвился над волной. Риск? Решайтесь на него!

  • Валерий Кузнецов Автор offline 5-11-2019
Сколько жизни и воли!
 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail: