Поэзия Льва Бреймана

      
 

Дорогие читатели, благодаря Маргарите
Мысляковой мы можем ознакомить вас со
стихами Льва Бреймана, проживающего в
США, в городе Филадельфия (штат
Пенсильвания) и являющегося одним из
заметных и сильных авторов Стихи ру. Вы
можете оставлять под подборкой ваши
отзывы, чем автор будет очень рад.

СТИХИ ЛЬВА БРЕЙМАНА

ЧЕМОДАН, ВОКЗАЛ... РАЗЛУКА

Мы отринуты и рассеяны,
Иссечённые в кровь межой,
Не чужою была Расея нам –
Непутёвой, да не чужой.

Похотливой ордой поругана,
Схоронила до сроку честь –
Есть, за что не любить друг друга нам...
И за что поклониться есть.

Лихолетье богато вехами,
Накопилось проклятий впрок,
Вы роптали, и мы уехали –
Не взыщите!
               И дай вам Бог!

Вы нас гнали, и мы отчалили,
Что поделаешь – не впервой...
Благодать заодно с печалями
Увозили в тюках с собой,

Пробивались ручьём меж руслами
Разношёрстных племён и рас,
Но везде оставались русскими
Даже больше иных из вас.

Сколько брошено, сколько пройдено,
Сколько прожито стрёмных лет...
Не чужою была нам Родина –
Та, которой
               сегодня
                          нет.

1991–2016

* * *

В сорок первом году не вручали наград
Пацанам, что досель не отпеты.
В сорок первом году не считали солдат,
Не доживших до нашей победы.

В сорок первом году беспризорную рать
Разметало, как щепки в пучине,
Комиссары учили солдат умирать,
А как выжить в аду, не учили.

И кто был, и кто не был при жизни крещён,
Причащался у смерти под боком.
В сорок первом году не сжигали икон,
А шептались неистово с Богом.

Против танка с винтовкой, одной на троих,
Пацаны поднимались в атаку,
И телами своими они для других
Устилали дорогу к Рейхстагу.

Тех, кто с танком бодался, в земле - как в раю,
Что без рук, что без ног – всё едино,
Погибая, они оставались в строю
И с боями дошли до Берлина.

В сорок первом году не вручали наград
Пацанам, что досель не отпеты,
Лишь бессмертия был удостоен солдат,
Не доживший до нашей победы.

2018

ИСТОРИЯ ОДНОГО МЕСТЕЧКА

Остывают в избах печки,
Догорают, сморщась, свечки –
День субботний.
Дядя Йося с тётей Ханой
Угощают вкусной халой
Всех сегодня.

День субботний для молитвы,
Но молва острее бритвы,
Хлеще плети:
Расписались Пиня с Зойкой,
Сын раввина Берла с гойкой
В сельсовете.

Время нынче непростое,
С треском рушатся устои –
Уцелей-ка.
Зойка всех в местечке краше,
Загляденье, да не наша,
Не еврейка.

Но любовь неприхотлива,
Ей что роза, что крапива –
Непоседа.
Зойка в платьице помятом,
А шабат кровит закатом
Напоследок...

Крестный путь в овраг – эпоха,
Кто не знает цену вздоха –
Тот транжира.
Приглушённое дыханье
Разрывает чертыханье
Конвоира.

У него в курени жинка,
Сала шмат да четвертинка
Ждёт, сиротка.
А жиды бредут, как стадо,
Им, поди, спешить не надо –
Вот работка!

Посреди колонны – Зоя,
Краля с русою косою,
Дело худо.
Полицай охрип от крика:
Ну-ка, девка, поспеши-ка,
Геть отсюда!

Бьётся юное сердечко.
Шлях... Овраг... Прощай, местечко!
Сортировка...
На краю обрыва стоя,
«Что вы, дядько, – шепчет Зоя, –
Я жидовка».

Ночь. Не спится полицаю,
Звёзды падают, мерцая,
Скоро зорька.
Как на вспоротой перине,
На груди лежит у Пини
Наша Зойка.

Здесь, под насыпью песчаной,
Дядя Йося с тётей Ханой
Снова вместе,
Старый Берл в обнимку с Торой,
В двух ладонях от которой –
Медный крестик...

2019

* * *

О потерях советских войск, понесённых
при штурме Рейхстага, точных данных
нет. На мемориальном кладбище в Берлине,
в парке Тиргартен, в 300-х метрах от
здания Рейхстага похоронено 2500
советских солдат. – Википедия.

Меня убили в мае, в сорок пятом,
И я упал, лицом расплющив грязь, –
Смерть столько лет гонялась за солдатом
И догнала, в Рейхстаге затаясь.

Смерть на войне, как Молох, ненасытна,
За каждую проплаченную пядь
Взимая жизнь...
                   И всё-таки обидно,
К победе прикоснувшись, погибать.

Я на войне, как все, поверил в Бога,
Как все тайком нательный крест хранил...
Пасть смертью храбрых должен был Серёга.
Но я его от пули заслонил.

Я умер сразу, как упал, признаться,
И не успел Вечернюю прочесть...
Серёге было только девятнадцать,
А мне уже неполных двадцать шесть.

Он баб живых доселе видел редко,
Не угорал от жара карих глаз,
А я уже встречал рассвет со Светкой
И даже целовался пару раз.

И это справедливо, очевидно,
Что я, его прикрыв, погиб за Русь,
За Светку,
            за Серёгу,
                         но обидно,
Что я домой в июне не вернусь.

2018

ЖИЛА-БЫЛА БАБА...

Нашу соседку по дачному посёлку
бабу Тоню местные, невзирая на
почтенный возраст, за глаза называли
Тонькой-шалавой. Однажды в порыве
пьяного откровения старуха поведала
мне историю своей жизни.

Ей двадцатый,
                  не самый вящий
И счастливый достался век –
Всемогущих вождей плодящий,
Изменяющих русла рек,
Век топтаний на пепелище
Сброда,
          сплющенного в строю,
Век юродивых, сирых, нищих,
Возлюбивших нужду свою...

Не потребны великой Цели,
Божьей милостью мужики
Уходили из сёл в артели,
На заимки и рудники...
Бабы, жребию не переча,
Благоверных крестили вслед,
И привычно худые плечи
Подставляли под тяжесть лет,

А когда, окаянно скалясь,
Заявилась война, как тать,
Те же бабы в ярмо впрягались,
Чтоб самим мужиками стать,
Сберегая в груди осколок
Обжигающих чрево нег –
Бабий век на Руси недолог,
А двадцатый век – вдовий век.

Нелегко обойти ухабы,
Если всяка стезя – ухаб,
На безногого – по три бабы,
Недолюбленных русских баб...
Тонька, к липким глуха укорам,
Отогрелась в жарыни тел,
Агронома звала Егором,
А Егор со стены глядел,

Усмехался в усы тихонько,
Забавляя печаль свою:
«Эх, не так верещала б Тонька,
Кабы я не погиб в бою...»

Солью чёрный сухарь посыплю,
Откупорю хрустальный штоф –
И за Тоньку-шалаву выпью,
И за всех шалопутных вдов.

1988, 2020

КОММУНАЛКА

Я вырос в многолюдной ленинградской
коммуналке, поражающей воображение
своими несуразными размерами, вопию-
щей запущенностью и драматическими,
произрастающими из прошлого
судьбами десятков её жильцов. В нашей
комнате на троих, что в те времена уже
было едва ли не вызывающей роскошью,
влажную от непроходящей сырости стену
украшало вытянутое окно, выходящее во
двор-колодец, и всегда скрытое под
продуктовой тарой, пирамидально дохо-
дящей аж до третьего этажа. Длиннющий
коридор был уставлен громоздкими сунн-
дуками и скудной домашней утварью
жильцов, рачительно оберегающих каждый
сантиметр уворованного у соседей общин-
ного пространства. По тёмному коридору,
изредка натыкаясь на угловатую мебель,
отчаянно носились чьи-то дети, безнаказан-
но бегали крысы, рыскали тараканы и пол-
зали мерзкие скользкие мокрицы. Едва ли
не в каждой второй комнате проживали
увешанные медалями фронтовики, увечные,
контуженные и неизменно поддатые. Всё,
что у них в жизни было, хорошего и пло-
хого, это – война. И они покорно прозяба-
ли в грязи и нищете, не задаваясь вопросом,
кому же, чёрт побери, досталась одержан-
ная ими победа. И тем не менее, мы жили,
надеялись на лучшее и даже были счастливы.

В тараканьем Раю зачатый, я,
Непоседлив, смышлён, пархат,
Был зачислен в пятидесятые,
Много хворей тому назад.
Здесь калеки, гуртом прописаны,
Накатив за однополчан,
Хлебный мякиш делили с крысами,
Промышлявшими по ночам.

Вот сосед барабанит в двери нам,
Бьёт отчаянно, как палит,
В сорок третьем нога потеряна,
А, как будто вчера, болит,
Мелочь клянчит, на сумку зарится,
В ней спасение от мытарств,
Хряпнет, вздрогнет, всплакнёт, раскается,
Протрезвеет
               и долг отдаст...

В коммунальном загоне кухонном,
Где от запахов стыла пасть,
Бабы жадно питались слухами,
И с оглядкой ругали власть,
Мол, прости и помилуй, Господи,
Не осталось ни сил, ни слёз –
Слава Богу ещё, что в космосе
Мериканцам утёрли нос.

Вот, соленьями стол заставленный,
Собирает замшелый люд,
Пьют за близких, за мир, за Сталина,
За живых и за мёртвых пьют,
Поминают, клянут, напутствуют,
Зачищая грехи в вине,
Пьют до одури, до бесчувствия,
Чтоб опять
              победить
                         в войне...

Были этого мира частью мы:
Разгребая подённо грязь,
Выживали,
             и были счастливы,
По углам и щелям ютясь.
Той давно уже коммуналки нет,
И страны несуразной нет...
Отчего же бывает жалко мне
Тех блаженных голодных лет?

2019

СТАВОК БОЛЬШЕ НЕТ!

Ставки сделаны, сударь, –
Чёт сменяет нечёт,
Молодецкая Удаль
Фарт лопатой гребёт.
Что ни тёлка – красотка,
Что ни карта – то в масть,
Пьёшь да чмаришь в охотку,
Да куражишься всласть...

Но всеядные годы,
Яко змеи ползут,
Ноги вдеты в колоду,
Давит шею хомут.
Эх бы, воздуха малость,
Да свободы глоток,
Но нелепая старость
Тупо жмёт на курок,

Тщетно впалое брюхо
Грезит силой мужской...
За дверями – старуха
С занесённой косой,
С провалившейся рожей,
Рукава засуча,
Скалит зубы в прихожей,
Выдворяя врача.

2019

ЕВАНГЕЛИЕ ОТ ИУДЫ

Едва рассвет из вязкой мглы возник
И темнота на тени раскололась,
Я различил Его небесный лик
И восприял1 Его певучий голос:

«Двенадцать вас, и кто других шустрей
В служении неведомо покуда, –
Но ты хитёр и ловок, аки змей,
И выбор Мой пал на тебя, Иуда.

Готов ли ты, отринув Благодать,
Быть проклятым и, скверну преумножа,
Предаться окаянству и предать
Того, кто всех сей день тебе дороже?

Готов ли ты, что лютая хула
Теперь твоей навеки станет тенью,
И назовут тебя исчадьем зла,
И смерти взыщешь ты как избавленья?

Готов ли ты привесть на казнь Того,
Чьё Царствие пребудет, словно чудо,
И крест взвалить весомей Моего,
Бо дух твой, а не плоть распнут, Иуда?»

Я был раздавлен Им, но разгадав
Смысл слов Его и роль свою в спектакле,
Отбросил стыд и страх, понеже Рав2
Есмь Тот, Чьё слово – истина.
Не так ли?

И я донёс,
             и прикусил язык,
Боясь спастись, лукавой правды ради,
Но Он не замечал моих «вериг»,
И холод был в Его горящем взгляде.

И всё сбылось, как завещал Пророк:
Палач гвоздями вскрыл Христовы уды,
И кровью сын Царя царей истёк
За все грехи,
                 опричь греха Иуды.

Блаженны те, кто платят по долгам,
А по чужим долгам – блаженны вяще,
Я мзду за срам отнёс в Господний Храм,
Но был поруган паствою незрящей –

Слепорождённым было невдомёк,
Что Им ведом,
                  плачу дракону3 дань я,
Но, Слава Богу, милосердный Бог
Швырнул верёвку мне из состраданья.

2021
________________________________

1 Не случайно в тексте здесь и далее
Присутствует некоторое число в
ышедших из оборота старославянских
архаизмов, позволяющих, по мнению
автора, приблизить евангельский
сюжет к его современному прочтению.
2 Рав (в иудаизме) – Учитель, знаток
Торы и традиций, обладающий
исключительными знаниями, мудростью
и нравственной чистотой.
3 Дракон – сатана. «И низвержен был
великий дракон, древний змий,
называвшийся дьяволом и сатаною».

НЕ СКИФЫ МЫ...

Привыкли мы, хватая под уздцы
Играющих коней ретивых,
Ломать коням тяжелые крестцы,
И усмирять рабынь строптивых...
                    А. Блок. Скифы

Не скифы мы, и кровь не в радость нам1,
Не черепа нам амфорами служат2,
И степи не покорны табунам,
И над кочевьем вороны не кружат.

Мы глухи к наущеньям ворожей3,
Нам чужды необузданные пляски
Сарматов4
            над останками мужей,
И жён пленённых краденые ласки.

Не бог войны являлся нам во сне,
Не мы Ареса5 щедро ублажали,
Зато один из нас наедине
Судачил с Тем,
              кто нам вручил скрижали6.

Нас избранным нарёк народом Бог
Не потому, что мы достойней прочих,
А лишь затем, чтоб Он с кого-то мог
За всё и вся спросить без проволочек.

За все грехи, которым счёта нет,
Утекшие из ящика Пандоры,
Свои и не свои,
                   держать ответ
Начертано Творцом народу Торы.

Ни вам, ни нам улики ни к чему,
Навет, как тень, настигнет нас повсюду:
Мы – те, кто отвечает за чуму,
За распри,
              за Христа
                           и за Иуду.

Мы растворились в вашем бытие,
Уткнувшись, как теля, в коровье вымя,
И Мученик, распятый на кресте,
Был нам своим,
                   а мы ему – своими.

Мы – те, кому чужих племён уклад –
Не бремя,
            а полезная приправа,
Обильно наш питавшая талант,
Которым приумножилась Держава.

Любой из нас – строптивец и бунтарь...
Не потому ль горчат полынью всходы,
Что пропитался влагою
                           Алтарь
Кровавой от возмездия свободы.

Пришла в негодность синяя печать,
Просрочен паспорт,
                      обветшали мифы...

Нам будет вас, сарматы, не хватать,
И вам без нас погано будет,
                                  скифы.

2020
_________________________________

1 Скифу полагалось испить кровь
первого убитого им врага.
2 Из черепов поверженных врагов
скифы изготавливали винные чаши.
3 Гадание у скифов было чрезвычайно
важной частью религиозного культа.
4 Начиная с I-II веков н. э.
формируется единая скифско-
сарматская культура.
5 Арес (Арей) – в древнегреческой и
скифско-сарматской мифологии бог
войны, которому благодарные за
удачное сражение скифы приносили
человеческие жертвы из числа
пленённых врагов.
6 Скрижали Завета (десять заповедей)
были даны Моисею на горе Синай, и
тем самым был заключен союз между
Богом и еврейским народом.

PS. Автор выражает благодарность
Марку Шехтману и Валерию Ременюку
за высокую оценку произведения и
текстуальные замечания, учтённые при
«работе над ошибками».
3 Проголосовало
Избранное: стихи о войне 1941 стихи о Ленинграде лучшие стихи
Автор имеет исключительное право на стихотворение. Перепечатка стихотворения без согласия автора запрещена и преследуется...
В можете поделиться ссылкой на материалы на сайтах и в социальных сетях!

Стихи.Про
Подборка стихотворений по теме Поэзия Льва Бреймана - Современная поэзия. Краткое описание и ключевые слова для стихотворения Поэзия Льва Бреймана из рубрики Современная поэзия : Стихи Льва Бреймана (Ленинград – Филадельфия, США), одного из заметных и сильных авторов Стихи ру. Подборка составлена М. Мысляковой. Проголосуйте за стихотворение: Поэзия Льва Бреймана

Стихотворения из раздела Современная поэзия:
  • Сборник «Из тетрадей Льва Красоткина»
  • Новый сборник Льва Красоткина, выпущенный в серии «Лауреаты национальной литературной премии "Поэт года"». Для любителей поэтических экспериментов и остроумной шутки.
  • «Все влюблённые строят храм...»
  • Стихи о людях, у которых две родины. Став на Волге иногородней и чужою своим вчера, я своя средь чужих сегодня. Наталья Азман.
  • «Верю, заботы, взамен эпилога...»
  • Стихи о сострадании и сопереживании, о том, что боль чужой не бывает. Вот и держусь на плаву, как умею, – болью чужою. Татьяна Осень.
Современная поэзия

  • Маргарита Мыслякова Автор offline 1-08-2021
Я познакомилась со Львом Брейманом на сайте Стихи.ру совсем недавно. Уже не помню, как это произошло, но я - по какому-то необъяснимому Промыслу вышла на его стихотворение "История одного местечка". Тут же прочитала эти стихи своему другу - мы оба плакали. Собственно, с этих стихов и завязалось наше знакомство. И мне почти сразу захотелось, чтобы этот замечательный поэт появился у нас, на "Стихи.Про" Что могу вам ещё о нём сказать? Стихи его о Великой Отечественной войне правдивы и проникновенны, а "История одного местечка" и у вас, дорогие друзья, вызовет слёзы. Заметьте, что Лев Брейман работает в разных поэтических жанрах. Его "Евангелие от Иуды" - это притча не религиозная, а философская, но написанная совершенно мастерски, с глубоким психологическим проникновением в душу евангельских персонажей. Но, если уж говорить по существу, то ВСЯ поэзия Льва отличается виртуозным поэтическим мастерством. Если вы прочитаете данную подборку, то вы со мной согласитесь.
  • Геннадий Любашевский Автор offline 1-08-2021
Да, Рита, Вы совершенно правы: на сайте появился новый талантливый автор, творчество которого покоряет глубоким философским проникновением в суть произведения, заставляет читателя задуматься и сопереживать. И о мастерстве автора Вы правильно пишете.
Это - первое впечатление. Хочется перечитать подборку ещё и ещё раз.
Спасибо автору.
Спасибо Рите за эту замечательную "находку".
  • Пугачев Евгений Валентинович Автор offline 1-08-2021
Спасибо, Маргарита, за замечательного автора.
  • Евгений Гринберг Автор offline 1-08-2021
Рад приветствовать Льва Бреймана на сайте. Хорошие стихи, честные. И хотя есть нюансы, с которыми я бы поспорил, тем не менее отдаю должное автору. Дай Бог!
  • Светлана Скорик Автор на сайте 2-08-2021
Сильные, яркие, афористичные, очень заметные стихи. Целые куски сами запоминаются, настолько афористично! "И хотя есть нюансы", как выразился Евгений Николаевич, я тоже не могу не восхититься. Это писалось от сердца, что очень чувствуется. Не просто ради того, чтоб на какую-то тему написать покруче всех. Выплеснулась душа. "История местечка", конечно, просто божественна. Но разве "Не скифы мы", "Чемодан, вокзал" и стихи о войне хуже? Это всё – полёт над планкою, выше планок.
Да и в целом подборка – блеск.
 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail: