Старомодное воспитание

Рассказ о правилах хорошего тона, о румынской аристократии, доставшейся нам от Молдавии, о людях приличного общества. Рассказ про учительницу. Александр Шипицын.


Давно-давно, когда я ещё в пятый класс ходил, а может быть, и раньше, жила в нашем дворе учительница английского и французского языка, Аурика Ионовна. Она много языков знала, но позабыла их, так как жила одиноко и была очень старая. Она нам от Румынии досталась. Но по-русски хорошо и чисто говорила, – правда, тихо, слабенькая была. Закалка и достоинство к ней от румынской аристократии перешли. Она прекрасно помнила, как себя должны вести приличные люди, что в обществе допустимо, а что нет.

Я потом в разных странах бывал, многие обычаи видел. Должен сказать, что у нас превратное впечатление сложилось. Например, об английской чопорности и манерности. Я вам так скажу: более воспитанных людей, чем старики, Румынией взращённые, не встречал. Очевидно, молдавская знать периода румынского господства впитала правила хорошего тона так же, как ортодоксальные евреи – положения Талмуда. Малейшее отступление от предписанного поведения считалось смертным грехом и каралось обструкцией и бойкотом.
– Вы представляете, у мадам Чугуряну забыли подать рыбные вилочки к столу! Рыбы не подавали, но это неважно. А красное вино разливали в цветные бокалы! Кошмар!
– Ужас! И это у мадам Чугуряну, которая покупала эти вилочки вместе со мной ещё при Антонеску! Безобразная небрежность. И её прислуга осмелилась говорить, не будучи спрошенной! Куда мы катимся?
С бедной мадам Чугуряну переставали здороваться. И её участь была обречена до тех пор, пока она долгим, может быть, десятилетним, безупречным поведением не восстановила себя в глазах общества. Не обязательно знатного или богатого.
 К моему деду ходили играть в субботний преферанс весьма импозантные люди. Флом-с-бантиком, его супруга и городской архитектор. Мы с братом подглядывали за чудной компанией. Вместо галстука Флом носил бант таких же чудовищных размеров, как и те, что навязывают школьницы, идя на торжественное мероприятие, только ярко-синего цвета. Жена Флома приходила в чёрном бархатном балахоне, вызывающем в памяти литературные собрания времен Маяковского. Они с Фломом называли себя футуристами и пили только водку, так как, видите ли, стояли «за чистоту нравов». Архитектор, бывший несколько моложе остальных, носил на пальце правой руки кольцо с таким камнем, что им запросто можно было подбить глаз, даже на расстоянии десяти метров. Нам с братом всё надо было знать, и мы как-то спросили его, для чего он носит такой перстень. Дивясь нашему убожеству и невежеству, он, глядя поверх наших стриженых голов, заявил:
– Как для чего?! Для дэмонстрации!
В такой среде была воспитана и Аурика Ионовна.
Дядя Жора Пинюгин, огромный, шумный, но дружелюбный сосед был завзятым рыболовом. Он знал такие места, о которых мы, пацанва, только мечтать могли. И привозил он оттуда по два мешка рыбы. В то время, когда холодильников не было, а насчет засолки и вяленья рыбы в сухопутной Молдове царили дичайшие представления, избыток рыбы щедро раздавался соседям. Каждый раз, когда маленький «Москвич» дяди Жоры, с колесом сзади, появлялся во дворе, соседи лезли на полки за большими эмалированными мисками, а коты уже загодя начинали облизываться.
 Однажды, поборов свою застенчивость, а может, врождённую гордость, и Аурика Ионовна подошла к квартире Пинюгиных.
– Мадам Пинюгина, – несколько заносчиво сказала она, – будьте добры, дайте мне, пожалуйста, две рыбки.
– О! Будьте любезны! Сколько хотите. Жора опять много наловил.
– Нет-нет. Только две, – высокомерно ответила старая аристократка. – Этого, я полагаю, будет вполне достаточно.
Взяв обе рыбы за хвост и сдержано поблагодарив, она развернулась и, не сгибая свою костлявую спину, направилась прямо к мусорному баку. Подняв его крышку, она бросила туда обе рыбки и прошествовала в свою комнату.
– Аурика Ионовна! Если вам не нужна была рыба, зачем же вы её просили? – спросила несколько обескураженная жена дяди Жоры.
– А что я, нищая? – ответила потомица римского легионера.

Не забывайте делиться материалами в социальных сетях!
Избранное: современный рассказ рассказ быль
Свидетельство о публикации № 2056 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © ship :
  • Рассказы
  • Читателей: 3 339
  • Комментариев: 0
  • 2011-11-24

Рассказ о правилах хорошего тона, о румынской аристократии, доставшейся нам от Молдавии, о людях приличного общества. Рассказ про учительницу. Александр Шипицын.


Краткое описание и ключевые слова для: Старомодное воспитание

Проголосуйте за: Старомодное воспитание


    Произведения по теме:
  • Соль жизни
  • Рассказ Владимира Чорноуса
  • Шлёма и Шлима
  • О поздней любви двух простых пожилых людей. Послевоенное время.
  • Тот далекий, далекий вечер
  • Бередит душу до сих пор
  • Зигзаг удачи
  • Золото, платина, серебро, драгоценные камни или просты самоцветы всегда несут информацию. И свою, и предыдущего обладателя. А уж знаки, гравировка и огранка - это вообще "ключ" к многим тайнам.
  • Портрет со слезой
  • "Из какого сора" - можно сказать абсолютно точно: Михаил Веллер, "Технология рассказа", глава 6, подраздел "Портрет". Грешно было бы не попытаться тут же довести рецепт маэстро до авторского предела.
  • Природный будильник
  • Рассказ о кольчатой горлице, о том, как человек меняет ареал обитания птиц своим вмешательством. Нинель Языкова.
  • Домработница
  • Рассказ о скворцах и синице, о птичьем братстве и взаимовыручке. Как синица помогла скворцам гнездо строить. Нинель Языкова.
  • Первая учительница
  • Рассказ о первой учительнице. Вере Прохоровне Бессоновой. Воспоминания о школе. Поздравление с 1 сентября. Геннадий Любашевский.
  • Фотография
  • Рассказ о любви на всю жизнь, о фронтовой жене, о сложностях жизненных ситуаций, когда приходиться делать выбор между любовью и долгом, о войне. Татьяна Окунева.

 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:


   
     
Старомодное воспитание