Психосекты: вход и выход

Эта статья написана и опубликована мною достаточно давно. Но, заглянув ныне в интернет на предмет даной темы, я обнаружил, что сама проблема не только не устарела, но остаётся особенно актуальной и в России, и на всём постсоветском пространстве. Ещё бы, ведь жизнь стала не проще, а сложнее. Я решил ничего в статье не менять. Хотя отдельные факты и устарели, суть остаётся жизненно актуальной.  Не стану менять и потому, что на статью ссылаются и меня цитируют до сих пор (Например: «Психологические науки» №2 (октябрь), 2015, с. 96). 


У членов психосект собственная воля подменена чужой. Они и выглядят порой как зомби. Душевный мир этих людей «запечатан», не достучишься. Как вывести человека из западни, чтобы осталась при этом неповрежденной его душа? Ведь человек не кибернетическое устройство, на которое воздействуют (стимул, вход); вызывают определенную, планируемую реакцию поведения (выход); а что происходит внутри системы («черный ящик») не так уж и важно. 

Почему следует бить тревогу?
          
Термин «психосекты», как и «культ» я использую лишь потому, что, по мнению религиоведов многих стран, да и многих служителей традиционных религий существуют и расширяют свое влияние некоторые тоталитарно-экстремистские религиозные организации, которые активно используют (сознательно или бессознательно – неважно)   психологические методики себе на пользу, и во вред людям. Эти так называемые психотехники разрушительно воздействуют на личность. 
Не все согласны с терминологией. Но если даже отбросить всякую терминологию, кого как называть, остается непреложным факт: в большом числе разрушенные семьи, истерзанные человеческие души, обобранные до последней нитки люди, убийства и самоубийства, агрессивность. И причиной всему этому является характер деятельности тех  новых религиозных движений, младосектанства, которые были лишь выборочно описаны мной в предыдущих статьях. За подробностями и конкретными фактами читателю придется возвращаться к ним. В этой работе психосекты рассматриваются как целостный феномен с социально-психологической точки зрения.
Как правило, эти культы тоталитарны, т.е. построены в виде властной пирамиды, на вершине которой стоит лидер (основатель) культа или группа лидеров с диктаторскими полномочиями. Существование такой секты возможно только при безраздельном господстве ее руководства над теми, кто составляет основание пирамиды. 
Тоталитарность связана в нашем представлении с политическим режимом. Здесь же речь идет о религиозных или псевдорелигиозных сектах. Собственно, всякий тоталитаризм по своей природе религиозен. Однако, если при политическом тоталитарном режиме в недрах его возможно еще инакомыслие, то в тоталитарной секте оно исключено, а если вдруг и обнаруживается, то его носитель или берется под жесткий контроль, или изгоняется немедленно, а в экстремальных случаях может быть и уничтожен.
Религиозность присуща не только традиционно верующим. В церковной или внецерковной религиозности особенно существенно то, что чем глубже культовое настроение проникает в человека, тем больше и тем устойчивее держатся в его сознании так называемые сверхценные идеи. С общественной точки зрения носитель сверхценных идей по существу – фанатик. С психологической точки зрения здесь имеется в виду такое поведение человека, когда у него полностью отсутствует критическое отношение к каким-либо идеям, взглядам, представлениям, которые зафиксированы в его сознании как сверхценные. Такого человека практически невозможно разубедить, какие бы веские аргументы или даже факты вы бы ему ни предъявляли. Таковы, как правило, члены психосект. 
Напомню эпизод из уже знакомой читателю статьи «Изуверство именем бога». Там речь шла о разоблачении уголовно-преступной деятельности японской секты «АУМ Синрике» и приговорении японским судом к смертной казни ее лидера Сёко Асахары, повинного в организации террактов и убийстве 27 человек. Когда судом было все вскрыто и преступность доказана, журналист попросил оценить случившееся бывшего руководителя российской ячейки «АУМ Синрике» Дмитрия Сигачева, самого отбывавшего наказание. Тот ответил: «У меня абсолютно твердая вера в Учителя. Мне все равно, рядом он или не рядом, на земле он или нет. Для меня ничего не меняется»[1]. Для Сигачева более чем обыкновенный человек Асахара, по существу, обожествлен. Следовательно, что бы ни говорил или делал этот человек, он в глазах его последователей имеет абсолютный приоритет: убил? Значит так надо. Планировал корыстный захват политической власти?   Иначе, мол, и быть не может. Но никакой человек не может быть Абсолютом. Коль же скоро он таковым почитается, то в факте этого ненормального почитания следует искать психологические причины. 
          Для члена психосекты идеи и представления его организации, лидера имеют значимость чрезвычайную, доходящую часто до значимости паталогической. В этом смысле его упорство разубеждению может быть идентичным с бредовым состоянием. Подобного же рода состояния психопаталогия наблюдает в поведении больных некоторых форм психопатии (вспомним также секту христиан-ленинцев, была такая, с их навязчивой идеей, быть каждому члену великим в прошлом человеком)[2], эпилепсии, отдельных форм шизофрении. Психолог Д. Ивахненко приводит мнение профессора психиатрии Кондратьева по поводу проблем у личностей с психостеническим складом, с семейно-бытовыми проблемами, с невротическими расстройствами, одиноких, социально дезадаптированных, личностно незащищенных. Д. Ивахненко сообщает, что у личностей этого типа «в результате психологической обработки в тоталитарных сектах легко развиваются такие новые психические качества, которые в Международной класси-фикации болезней... квалифицированы как "Расстройства зрелой личности"...   В частности, это проявляется в несопротивляемости к культивируемым в секте приемам психологической обаботки и формирует факторы риска развития индуцированного психоза. Все большая потеря своего "Я", подчинение своей воли воле "учителя" делают этих лиц по существу не поддающимися попыткам их ресоциализации»[3]. Психологи Короленко и Дмитриева сообщают: «Специалисты по деструктивным культам обращают внимание на то, что приблизительно половина членов различных групп проявляют психотические шизофреноподобные изменения, нарушения восприятия. Все это приводит к невозможности справляться с задачами повседневной жизни. По мере потери человеком этой способности у него нарастает отчуждение, снижается толерантность к трудностям. Возникает опасность возникновения аддикций»[4]
          Но в целом, члены психосект, будучи людьми психически здоровыми, находятся в состоянии маргинальном, то есть балансируют на грани здоровья и заболевания. Причина таких состояний в целенаправленном применении  в деструктивных культах психотехник, блокирующих критическое отношение к воззрениям данной секты, длительное пребывание в состоянии гипноза или самогипноза. Поэтому при столкновении с ситуацией, обесценивающей эти идеи, член психосекты, подобно улитке запирается в своем домишке-раковине. Он ничего не слышит и не видит и «выползает» из своего укрытия вновь лишь тогда, когда ситуация благоприятствует подтверждению воззрений его организации. Более того, его воззрения в этой ситуации укрепляются, и он охотней идентифицирует себя со своей группой. Такое поведение относительно неплохо изучено в психологии и именуется психологической защитой. Парадокс в оказании помощи людям, попавшим в сети психосекты, состоит в том, что консультант по выходу (освобождению от культовской психозависимости) не имеет морального права разрушить данную защиту даже во имя благой цели, так как, разрушая ее, он травмирует личность и сам совершает насилие над сознанием, пусть и деформированным. Здесь возникают и юридические сложности, поскольку нарушается принцип свободы совести. В какой-то степени ситуацию можно сравнить с хирургической операцией. Хирург знает, что причинит пациенту боль, но он обязан предупредить его об этом и, главное, заручиться согласием пациента на операцию.
          Подчеркнем еще раз. Фанатизм – это не психическая болезнь. Религиозный фанатизм существовал и раннее, и в немалой степени. И в немалой степени он причинял вред человечеству. В непосредственно   широкой массе населения он часто носил только оборонительно-приспособительный характер. Никто никого религиозным фанатиком не делал. Фанатиками становились сами. Но то, что мы наблюдаем в психосектах позволяет говорить о возможности тотального фанатизма группы, который продуцируется сверху вниз. Фанатизма, вредоносность которого направляется не только вовне (современные цивилизованные общества имеют все средства для ограничения этого вреда), но и вовнутрь – к здоровью и благополучию самих членов этой группы. И здесь государство, общественные организации пока бессильны.

(Продолжение следует)

[1] Консультант, № 5, 2004.
[2] Там же.
[3] См. на сайте: http://www.galactic.org.ua/SLOVARI/c_2.htm
[4] См. Короленко Ц. П., Дмитриева Н. В. Социодинамическая психиатрия, Новосибирск, НГПУ, 1999, с. 335. (Аддиктивное поведение – это уход от реальности посредством изменения психического состояния. Психическая зависимость от чего-либо может переходить в маниакальную психическую болезнь. Возможна аддикция, например, к данной группе, когда человек, даже поняв порочность секты, не в состоянии расстаться с группой, поскольку она действует на него магически. Мы имеем дело по существу с измененным сознанием – Ф.Ф.)
Не забывайте делиться материалами в социальных сетях!
Избранное: современная публицистика
Свидетельство о публикации № 17255 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © Феликс Фельдман :
  • Публицистика
  • Читателей: 45
  • Комментариев: 0
  • 2019-11-26

Эта статья написана и опубликована мною достаточно давно. Но, заглянув ныне в интернет на предмет даной темы, я обнаружил, что сама проблема не только не устарела, но остаётся особенно актуальной и в России, и на всём постсоветском пространстве. Ещё бы, ведь жизнь стала не проще, а сложнее. Я решил ничего в статье не менять. Хотя отдельные факты и устарели, суть остаётся жизненно актуальной.  Не стану менять и потому, что на статью ссылаются и меня цитируют до сих пор (Например: «Психологические науки» №2 (октябрь), 2015, с. 96). 


Краткое описание и ключевые слова для: Психосекты: вход и выход

Проголосуйте за: Психосекты: вход и выход



 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:


   
     
Психосекты: вход и выход