Почему не доктор Булгаков?

Булгаков, Пастернак, литература, медицина.

Почему не доктор Булгаков?
«Вторая половина сороковых – мрачнейшая из советских эпох. Именно после нее оттепель стала неизбежной – режим достиг апогея, вспух и перезрел, перестал осознавать свои границы и чуть не довел страну и мир до катастрофы, по сравнению с которой и Третий рейх и Вторая мировая показались бы бледным наброском». Такую характеристику той эпохи дает автор книги о Пастернаке Д.Л.Быков.
С 1943 года Борис Пастернак начинает писать свой знаменитый роман «Доктор Живаго».
За исключением нескольких месяцев в 1917 году, он не питал никаких иллюзий относительно большевитского режима, но все же пытался найти какие-то точки соприкосновения. К сороковым годам он окончательно убедился в невозможности сотрудничества с властью, и стал абсолютно свободным.
«В 1947 году Пастернак понял то, над чем бился 20 лет: сюжетом книги должна стать его собственная жизнь, какой он бы хотел ее видеть». Главный герой доктор Живаго изначально свободен в своем творчестве, не идет ни на какие компромиссы с властью, Он отстаивает свое право быть правым меньшинством, одиночкой среди неправого большинства. Но для того чтобы писать в стол, для себя, Бога и близких людей нужны средства к существованию. Б.Пастернак награждает своего героя самой гуманной, лучезарной и божественной профессией – врача, которая дает ему средства к существованию, а значит ощущение внутренней свободы и независимости, столь необходимой для творчества.
И здесь приходит на ум судьба выдающегося современника Б.Л.Пастернака М.А.Булгакова, который для занятия литературой бросил (предал?) медицину.
Я прекрасно понимаю Булгакова, для которого литература это призвание: настоящий писатель не может не писать. Но мне было непонятно зачем Михаил Афанасьевич бросил медицину. Только, перед врачом так раскрываются люди, обнажая душу и тело, не одна специальность не дает такого соприкосновения с жизнью. Значит Булгаков не был настоящим врачом? Объясните почему для того чтобы писать больше ничего не нужно делать?
Слава Богу, на все эти вопросы дал исчерпывающие ответы сам Булгаков.
Но сначала вспомним этапы врачебной биографии Михаила Афанасьевича. С 1909 года он студент медицинского факультета. Медицинское образование – это тесная связь теории и практики. А практику студент Булгаков прошел отменную в госпиталях действуюшей армии Каменец-Подольска и Черновцов. С 29 октября 1916 года по 18 сентября 1917 года он единственный врач земской больницы в Смоленской губернии, до ближайшего врачебного учреждения 30 верст. Михаилу Афанасьевичу пришлость быть и терапевтом, и хирургом, и геникологом, и дермато-венерологом.
С конца сентября 1917 года до февраля 1918 он работает в Вязьме заведующим инфекционного и венерологического отделения городской земской больницы. Затем перебирается в родной Киев, в тот же дом на Андреевском спуске под номером тринадцать, где жил в 1906-1913 годах. Начинает работать над дисертацией. Гражданская война бесцеремонно разрушила планы юного доктора. В ночь с 2 на 3 декабря, во вторник, (с 14 на 15 нового стиля) 1918 года он был мобилизован «пятой властью» петлюровцами. Это событие настолько потрясло М.Булгакова, что он несколько раз возвращается к нему в своих рассказах. Затем мобилизация в красную армию, о которой не осталось воспоминаний, а потом Булгаков оказывается в деникинской армии, причем неизвестно попал ли он в плен или перешел сам. Интелигент М.А.Булгаков во всех своих произведениях с явной симпатией относится к белым. Но эмигрировать он не смог, хотя собирался, но так и не решился. И возвращается в Москву не опытным врачем, а начинающим литератором.
Теперь же предоставим слово самому Михаилу Афанасьевичу. Он описал первый период своего врачевания в «Записках юного врача» и «Морфии».
«Я – врач прямо с университетской скамьи брошеный в деревенскую даль в начале революции.
Учи меня глушь! Учи меня, тишина дервенского дома! Да, много интересного расскажет старая амбулатория юному врачу».
Юный доктор подавлен и напуган свалившейся на него ответственностью.
«Сознаюсь, что в порыве малодушия я проклинал шепотом медицину и свое заявление поданое пять лет назад ректору.
Все 24 года моей жизни я прожил в громадном городе и думал, что вьюга воет только в романах. Оказалось; она воет на самом деле.
Я чувствовал себя побежденным, разбитым задавленым жестокой судьбой. Она меня бросила в эту глушь и заставила бороться одного, без всякой поддержки и указаний.
Навстречу мне поднялся со стула молоденький врач. Его глаза были замучены и растеряны.
И человек умрет под ножом. Ах, под ножом умрет».
Но М.Булгаков не сдается.
«…Возвращаясь из больницы в девять часов вечера, я не хотел ни есть, ни пить, ни спать. Ничего не хотел, кроме того, чтобы никто не приехал звать меня на роды. И в течении двух недель по санному пути меня ночью увозили раз пять.
…И полагаясь на книги, и на чувство меры, без которого врач никуда не годиться.
Последние сомнения оставили меня, и чувство гордости, неизменно являющееся мне каждый раз, когда я верно ставил диагноз, пришло ко мне.
Потому что шли новые и новые и каждый день моей работы в забытой глуши нес для меня изумительные случаи, каверзные вещи, заставляющие меня изнурять мой мозг, сотни раз терятся и вновь обретать присутствие духа и вновь окрылятся на борьбу.
И вот целый год. Пока он тянулся, он казался многоликим, многообразным, сложным и страшным, хотя теперь я понимал, что он пролетел как ураган.
Я подводил итог и сердце мое переполнялось гордостью».
М.Булгаков смело и правдиво показал всю изнанку, темную, горькую сторону медицинской деятельности, и, скажу чесно, таких объективных книг о медицине и врачебной деятельности мне читать не доводилось.
Чтобы до конца быть объективным мы процитируем удостоверение выданное М.Булгакову земской управой: «…Состоял на службе Сычевского земства в должности врача заведующего Никольской земской больницей, за каковое время зарекомендовал себя энергичным и неутомимым работником на земском поприще». Михаил Афанасьевич принял за это время 15 631 больного, пролечил стационарно 200 человек и только 6 умерло.
О жизни в это время в Киеве о бесконечной смене властей и своей насильственной мобилизации он пишет в «Белой гвардии», «Необыкновенные приключения доктора», «Я убил».
«Грязный город, грязные времена… и видел я страшные вещи, которые вы, москвичи, не видели.
Меня мобилизовала пятая по счету власть.
Я доктор – готовлю диссертацию, ночью сидел как крыса притаившись в чужом дворе! Временами я жалею, что я не писатель.
Сюда волокут окровавленых казаков и они умирают у меня на руках.
Чем черней, тем страшней и тоскливей на душе.
И тотчас взвивается надо мной мутно-белая птица тоски.
Все-таки наша медицина – сомнительная наука, должен заметить.
Валят они (обыватели) черти, на врачей, как на мертвых, а на нас хирургов, в особенности.
В один год я перевидел столько, что хватило бы Майн Риду на десять томов. Но я не Майн Рид и Буссенар. Я сыт по горло и совершенно загрызен вшами. Быть интелигентом вовсе не обязательно быть идиотом…
Довольно!
Проклятие войнам отныне и вовеки!
… Слушая его, я всегда томился одной мыслью: «Врач ты неплохой, и все-таки ты пошел не по своей дороге, и быть тебе нужно только писателем».
Здесь суть фразы Михаила Булгакова в слове «только», видимо для него это было очень существенно Мы ведь знаем большое количество врачей, которые были при этом выдающимися писателями. Классический пример А.П.Чехов.
Мы видим, что не только медицина сделала Булгакова писателем, а огромное количество впечатлений, которые он почерпнул в результате своего участия как врача в кровавой бойне гражданской войны. Но была, очевидно, еще одна причина – М.Булгаков пристрастился к морфию, о чем предельно искренне поведал в одноименном рассказе. Чудом, невероятными усилиями самого Булгакова, его первой жены Татьяны Николаевны Леппе и доктора И.П.Воскресенского ему удалось избавится от наркозависимости. Но, тем не мение, нужно было держатся подальше от наркотиков.
«Как-то ночью в 1919 году, глухой осенью, едучи в расхлябаном поезде, при свете свечечки вставленой в бутылку из-под керасина, написал первый маленький рассказ». Как видим первые свои произведения Михаил Афанасьевич писал непосредственно под впечатлением происходящего, хотя опубликованы они были в 1925-27 годах.

Булгаков не просто стал писать, он избрал то поприще, где славу можно увидеть в благодарных глазах зрителей и услышать в их аплодисментах, прочитать в отзывах – он становится драматургом. Но именно здесь, как нигде, велика зависимость творца от вкусов публики, требований режисера-постановщика и настроения властей. Вначале ему повезло: «Дни Турбиных», понравились вождю, еще сохранявшему в то время какую-то связь с действительностью. А дальше последовало сплошное невосприятие, запреты, оголтелая критика и вновь нищета.
В своих более поздних произведениях М.Булгаков неоднократно обращался к теме взаимоотношения поэта, творца и власти. Причем Михаил Афанасьевич придерживался точки зрения, что писатель просто обязан уметь находить общий язык с власть имущими. Видимо выходец из образованных родов священников и профессоров он верил в один из главных постулатов московского православия: «Всякая власть от Бога». Пастернак же воспринимал власть как неминуемое зло, своеобразную стихию, бороться с которой бессмысленно, а служить противно.
Это отношение к власти Булгакова просматривается в «Пушкине», но особенно выразительно в «Жизни господина де Мольера». Здесь жалобы и размышления автора. «Тот у кого не снимали пьес после первого успешного представления, никогда все равно этого не поймет, а тот у кого их снимали в описаниях не нуждается.
Вряд ли найдется в мире хоть один человек, который бы предьявил властям образец сатиры дозволеной.
Автор под давлением силы прибегает к умышленному искалечиванию своего произведения». Здесь писатель сравнивает драматурга с ящерицей, которая чтобы сохранить голову готова потерять хвост. Именно на двузначность этого места обратил внимание Николай Тихонов, один из основных редакторов ЖЗЛ, категорически отвергнув роман.
Булгаков если и не оправдывает, то с полным пониманием относится к заискиванию литераторов (Жуковского, Мольера) перед власть имущими. Мольер в романе пытается угодить королю и высшей знати.
«В своем посвящении по своему обыкновению вылил на принцессу целый ушат лести.
В Прологе пишет королю: «После славных, утомительных и победоносных трудов нашего августейшего монарха было бы справедливо, чтобы все, кто владеет пером, работали для того, чтобы прославить его имя или развлечь…»
В «Театральном романе» М.Булгаков раскрыл околотеатральное закулисье с его вечной враждой, конкуренцией, интригами, склоками. Герой не сразу «сообразил, что сочиняя свой роман, ни разу не подумал о том, будет ли он пропущен или нет».
Но вернемся к Мольеру. Булгаков пишет что французкий комедиант не знал и не понимал жизни в деревне, не чувствовал и не воспринимал природу. Видимо, это относится и к самому Булгакову горожанину, котрый был лишен спасительной радости общения с природой, которая так помагала М.Пришвину, М.Рыльскому, О.Вишне.
Булгаков показывает, что в своих пьесах Мольер вступил в конфликт с духовенством, которое было убеждено, что актеры-комедианты связаны с дьяволом, и часто нападал на врачей. «В «Мнимом больном» Мольер смеется над самой неразумной страстью, которая существует у людей: он смеется над страхом смерти и жалкой мнительностью». И здесь Булгаков старается защитить и оправдать своего коллегу драматурга: «Время Мольера было одним из печальнейших времен в истории этого великого искусства, то есть медицины».
Мольер сполна заплатил за эти нападки. К умирающему артисту не пришли ни врач, ни священник. О том, чтобы похоронить его по церковному обряду не могло быть и речи.
И все-таки в период первого прозябания в Москве Михаил Афанасьевич еще сомневается. 26 октября 1923 года он пишет в дневнике: «Горько каюсь, что оставил медицину и обрек себя на неверное существование. Но видит Бог, одна только любовь к литературе и была причиной этого». Но уже 6 ноября он пишет: «В литературе вся моя жизнь. Ни до какой медицины я больше не вернусь». Трижды женатый Михаил Булгаков тем не мение не смог одновременно служить двум музам и предпочел литературу медицине.
Поэт, романист могут творить для вечности, драматург вынужден угождать сегодняшнему. В конечном счете Мастера: Пастернак и Булгаков услышали зов Вечности. Они сполна познали месть своры пишущей бесталанной братии, трижды лауреатов с собачьими сердцами, о которых мы сейчас помним только потому что они травили великих.
Не забывайте делиться материалами в социальных сетях!
Свидетельство о публикации № 17442 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...


Стихи.Про
Булгаков, Пастернак, литература, медицина.
Краткое описание и ключевые слова для: Почему не доктор Булгаков?

Проголосуйте за: Почему не доктор Булгаков?


    Произведения по теме:
  • Кошки-мышки с вождём. Булгаков и Сталин
  • Булгаков и Сталин. Михаил Булгаков сполна заплатил за свою вполне, казалось бы, извинительную слабость. Кошки-мышки с вождём. Юрий Безух.
  • Памяти Льва Сиднева
  • После продолжительной болезни ушел из жизни запорожский писатель и афорист, доктор философских наук, профессор кафедры гуманитарных дисциплин Запорожского Классического Приватного Университета Лев
  • Умер Борис Ткаля
  • После инсульта и продолжительной болезни скончался запорожский поэт, член Конгресса литераторов Украины, автор сайта Стихи.про Борис Ткаля .

  • Феликс Николаевич Фельдман Автор offline 25-01-2020
Интересно, Юра. Спасибо.
  • Безух Юрий Валентинович Автор offline 25-01-2020
Давно к этой теме подбирался. И вот вылилось.
  • Александр Таратайко Автор offline 26-01-2020
Вызывает уйму беспокойных мыслей: о предназначении человека, совести, чести и бесчестии, смысле существования в контексте уже другой эпохи...
Спасибо за интересное изыскание.
  • Виталий Шевченко Автор offline 26-01-2020
Дорогой Юрий Валентинович! Поздравляю с прекрасным исследованием. Думаю,что надо к нему добавить еще и "Мастера и Маргариту" _ великий роман на все времена и народы! Приятно, что он наш земляк.
 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail: