Себя не обманешь

Мучительные воспоминания солдат о войне. Убитые, которые приходят в снах. Ветеран афганец и ветеран ВОВ. Медленно шли по улице они, солдаты двух войн на земле, каждый со своей ношей. Там, в Афганистане, я убил девушку с точно такой же прической. Потом он долго шел домой, сопровождаемый старым учителем физкультуры, в свое время ушедшим добровольцем еще на ту, Великую Отечественную. Я, сам после войны долго не мог прийти в себя. Все снился один случай.

Оттуда, от стены, старик в ватном халате что-то крикнул ему, захлебываясь и спеша все сказать, но он полоснул его из автомата и тот, запнувшись на миг, сполз по стене вниз на землю. Чалма съехала ему на лоб, почти закрыв лицо и только глаз, не закрываясь, все сверлил и сверлил убийцу.
А он, потеряв рассудок, рванулся в лачугу, ногой открыл дверь и не разбирая и не видя перед собой ничего, пустил в полумрак комнаты длинную очередь. Там на какой-то миг возникла фигура девушки, но ужаленная пулей, тут же растворилась в темени.
Он хотел подойти поближе и не мог, ноги не слушались.
И проснулся. Бешено билось сердце. Над ним склонилось заплаканное лицо жены:
- Вадик! Ради Бога… Ты так кричал, что… детей… не пугай…
Он полежал немного, успокаиваясь. Прислушался, в соседней комнате чмокали во сне дети, рядом тяжко вздыхала жена. Поднялся:
- Спи… я покурю… на кухне…
Закрыл за собой дверь, осторожно прошел по коридору, чтобы не разбудить детей, включил свет, сел и долго смотрел в угол мимо газовой плиты, разминая сигарету в руках.
Да-а-а, эта история почему-то в последнее время все чаще и чаще стала ему являться.
Тогда он подошел и долго смотрел на тело девушки, лежавшее перед ним, пока не увели ребята.
Потом, через неделю, когда должно было уже все забыться, спросил Наджмиддина, таджика, с которым вместе служил:
- Что он кричал?
И тот, отводя в сторону глаза, ответил:
- Просил, чтобы не убивали детей.
За окном, на ночной улице мерно прогудел автобус. Кто-то уже встал, спешил на работу. Он подошел к окну и долго смотрел в него, ничего не видя перед собой.
У той, лежавшей на полу, были длинные черные волосы, ровно разделенные пробором на две половины. Где он такое видел недавно? Рылся в памяти, но так и не вспомнил.
В четыре часа ночи пошел спать. Ведь утром надо успеть на первый урок, потом "окно", а за ним подряд еще четыре, и надо быть свежим как огурчик.
После первого урока сидел в учительской, расслабляясь и готовясь к предстоящим четырем препятствиям.
Вскоре сюда заглянула Антонина Петровна, молоденькая учительница немецкого языка, широкий пробор разделял ее темные волосы на две ровные красивые половины. Он вздрогнул и уставился на них. Фыркнув, она что-то сказала ему, но он не слышал, перед ним были эти две сверкающие половины.
- Что? – переспросил он Антонину Петровну.
- Вчера по телевизору показывали такой смешной фильм! Не смотрели? – та смеялась, открывая в улыбке ровный ряд белых зубов.
- Там, в Афганистане, я убил девушку с точно такой же прической, как у вас, – сказал он.
Антонина Петровна вскрикнула и с ужасом посмотрела на него. А он взглянул на стену и увидел, как по ней съехал вниз на пол старик в чалме.
- Вот именно, - широко улыбнулся, - тогда убил, а теперь она стала мне являться. Диалектика.
- Миленький Вадим Александрыч, - тихо проговорила Антонина Петровна, - успокойтесь, не надо…
Он сидел и смотрел в план урока, лежавший перед ним на столе. 9-й класс. Сейчас будет им рассказывать об экономическом положении в Латинской Америке в конце ХІХ века. А в конце ХХ века на другой стороне земного шара он убил целую семью, исполняя свой интернациональный долг. Вот так, нажал гашетку. И все. Очень просто. Приказали, мол, иди и не рассуждай. Мы все берем на себя. И даже эту девушку, которая так похожа на его молодую коллегу.
Кто-то протягивал ему стакан c водой и он пил крупными глотками, расплескивая воду на пол и себе на колени.
- Идите домой, Вадим Александрович, мы ваши уроки заменим, - гудел над головой голос Надежды Петровны, завуча школы.
Рядом мелькали испуганные лица Антонины Петровны, других учителей.
Потом он долго шел домой, сопровождаемый Иваном Никифоровичем, старым учителем физкультуры, в свое время ушедшим добровольцем еще на ту, Великую Отечественную. Он сочувственно вздыхал рядом:
- Я, Вадим, сам после войны долго не мог прийти в себя. Все снился один случай. Врываюсь в землянку, а там фриц, в майке, бреется перед зеркалом. Не слыхал, что ли, что мы уже в траншее? Повернулся ко мне, улыбаясь, а я ему в грудь штыком, и все. Он так, улыбаясь, и упал на меня.
Вздохнули оба, вспоминая каждый свое.
- Может, подумал, что кто-то из своих вошел? – у Ивана Никифоровича замерла недоуменная складка в бровях. – Так все время и снился – падает на меня и улыбается… падает и улыбается… Чуть с ума не сошел.
Медленно шли по улице они, солдаты двух войн на земле, каждый со своей ношей.
Не забывайте делиться материалами в социальных сетях!
Избранное: рассказы о войне 1941
Свидетельство о публикации № 18443 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © shevchenko :
  • Рассказы
  • Читателей: 33
  • Комментариев: 0
  • 2021-02-22

Стихи.Про
Мучительные воспоминания солдат о войне. Убитые, которые приходят в снах. Ветеран афганец и ветеран ВОВ. Медленно шли по улице они, солдаты двух войн на земле, каждый со своей ношей. Там, в Афганистане, я убил девушку с точно такой же прической. Потом он долго шел домой, сопровождаемый старым учителем физкультуры, в свое время ушедшим добровольцем еще на ту, Великую Отечественную. Я, сам после войны долго не мог прийти в себя. Все снился один случай.
Краткое описание и ключевые слова для: Себя не обманешь

Проголосуйте за: Себя не обманешь


    Произведения по теме:
  • Кошечка
  • Грустная история со счастливым концом. Виталий Шевченко
  • Wie heisen Sie?
  • Где-то на фронтах войны. Редакционное задание. Спасение немецкой девушки. Виталий Шевченко.
  • Дни нашей жизни
  • Рассказ о семье. Тесть и зять. Отношения мужа, жены и дочери. Квартирный вопрос. Рассказ про семью. Виталий Шевченко.

 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail: