И камни падут на твою голову!

Современный очерк. История ХХ век. Виталий Шевченко.

     Она, спотыкаясь и вся сжавшись от ужаса, приближается к окошку и заглядывая туда, с надеждой в заплаканных глазах, спрашивает у раскормленного сержанта:

     – Сегодня ночью приехали и почему-то арестовали мужа! Это какая-то ошибка!


     Она, спотыкаясь и вся сжавшись от ужаса, приближается к окошку и заглядывая туда, с надеждой в заплаканных глазах, спрашивает у раскормленного сержанта:

     – Сегодня ночью приехали и почему-то арестовали мужа! Это какая-то ошибка!

     Тот невидяще смотрит мимо и равнодушно роняет:

     – Фамилия?

     – С-с-сахно, – дрожащим голосом отвечает женщина.

 

     История, о которой хочу здесь рассказать, нет-нет да и всплывает в моей памяти. Как тот поплавок на реке, которого ни ветер, ни волна не могут потопить. Скроется под водой, и кажется уже всё, а через секунду, глядишь, вновь перед вами бодро танцует, как ни в чём не бывало.

     Было это лет пятнадцать назад, я тогда работал в вечерней школе. Обыкновенная рабочая двухсменная вечерняя школа на Брюллова, 5. Преподавал в ней историю и обществоведение.  Работал ни шатко ни валко, зарабатывал себе на жизнь, не испытывая от этого никаких особых чувств. Тянуло меня писать, но как и что – была полнейшая неосведомленность, да к тому же текучка заедала, обычная школьная суматоха, когда не то что подумать, в гору глянуть некогда.

     И вот в один из таких дней, не помню уже когда именно, выпало в расписании «окно» и я находился в учительской, готовясь к следующему уроку. Возле меня сидела старенькая учительница украинского языка и литературы, в тот год она уходила на пенсию и откровенно ждала этого дня. К своему стыду, теперь никак не вспомню ее имени-отчества.

     Мы были одни, я колдовал над учебником по истории, она – проверяла какие-то ученические тетрадки. А потом слово за слово, и мы с ней разговорились. Не помню уже как, но разговор наш с литературы и истории перешел на тридцать седьмой год. Время было дремуче застойное, и об этом тогда не всякий заговаривал. Тем более случайные люди, каковыми мы по существу и являлись. Я и сейчас не пойму, почему она тогда разговорилась так откровенно со мной: или увидела мое отношение ко всему этому, или внезапно нашло на неё какое-то откровение, но рассказала она историю своей сестры.

 

     В который раз они приближаются к этому страшному окошку и, запинаясь, спрашивают у мордатого сержанта:

     – Сегодня ночью приехали и забрали мужа. Это ошибка, не правда ли?

     Тот, зевая, листает конторскую книгу и равнодушно цедит:

     – Фамилия?

 

     – Теперь понимаю, что погиб он за то, что любил на праздники одеть вышитую сорочку и ходить по улицам села, – вспоминала учительница пятнадцать лет назад. – Его забрали, а моя сестра не выдержала этого и через год умерла. Остался после них ребёнок, которого я вырастила уже в своей семье. Муж у сестры образованный был, добрый, в доме было много книжек. Все мы его любили в семье, а дети – в школе, но вот забрали – и как в воду канул. За что, неизвестно. Поговаривали, что за национализм. Возглавлял банду националистов, которые хотели совершить переворот в селе и восстановить власть Петлюры. Глупее ничего не могли придумать? А сестра, бедная, прямо зачахла на глазах ровно за год – и всё. А ведь ей не было даже тридцати!

     – Помню, как забрали в нашей школе ещё одного учителя. За ним приехали днем на чёрном "вороне". Обычно ведь приезжали ночью, а тут что-то у них не сработало. Только начался урок, наш учитель зашел в класс, прошел к столу, закрыл зонтик, положил его сбоку возле себя, снял калоши, поставил внизу возле стола, сел, открыл журнал – и тут они п о с т у ч а л и.    

     Он посмотрел в окно, а потом так спокойно говорит нам:

     – Це, мабуть, по мою душу!

     И начал так же неторопливо одевать калоши, а потом закрыл журнал, взял зонтик и пошёл на выход. Вновь торопливо постучали, он ещё кивнул нам и исчез за дверью. Мы вслед за ним высыпали на школьное крыльцо, он шёл спокойно и медленно к машине, наш маленький и старенький учитель, а т е, молодые и здоровые вокруг него, прямо-таки спешили к машине, пряча от нас, детей, свои бегающие и холодные глаза. И уехали. А на всю мою жизнь так и остались эти последние, прощальные слова нашего учителя:

     – Це по мою душу!    

     Я тогда не догадался спросить у моей коллеги ни как звали их учителя, ни имени сестры и мужа и теперь, наверное, узнать будет невозможно, но пусть и в таком, несовершенном, виде останется память об этих людях, убитых тоталитарным режимом.

     Пусть пепел их судьбы и жизни стучится в наше сердце.

 

     Многострадальный пилигрим ХХ века, приблизившись к окошку, к этим вратам ада, говорит, запинаясь, страшные слова:

     – Сегодня ночью приехали и почему-то забрали моего мужа. Но он же ни в чём не виноват!

     И современный Вельзевул, лоснящийся от жира, равнодушно листая Книгу Исхода, спрашивает:

     – Фамилия?

     И она, глотая слезы, тихо шепчет:

     – С-с-сахно!

Не забывайте делиться материалами в социальных сетях!
Избранное: современный очерк
Свидетельство о публикации № 490 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © shevchenko :
  • Очерки
  • Читателей: 2 991
  • Комментариев: 0
  • 2010-12-19

Современный очерк. История ХХ век. Виталий Шевченко.

     Она, спотыкаясь и вся сжавшись от ужаса, приближается к окошку и заглядывая туда, с надеждой в заплаканных глазах, спрашивает у раскормленного сержанта:

     – Сегодня ночью приехали и почему-то арестовали мужа! Это какая-то ошибка!


Краткое описание и ключевые слова для: И камни падут на твою голову!

Проголосуйте за: И камни падут на твою голову!


    Произведения по теме:
  • Лишние?
  • Рассказ о парне инвалиде. Положение инвалидов в современном обществе. Инвалидов не становится меньше. Вот и война прибавила в их ряды молодёжи.
  • «Враги сожгли родную хату...»
  • Очерк о поколении детей войны, у которых "враги сожгли родную хату". Война 1941, эвакуация, разруха. Геннадий Любашевский.
  • Удачная рыбалка
  • Рассказы о рыбалке. Рассказ о Сахалине. Рассказ о ловле горбуши на нересте. Александр Шипицын.

 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:


   
     
И камни падут на твою голову!