Диалог с Омаром Хайямом

      
 
 

Мы с вами дышим воздухом одним:
Кто – вдох, кто – выдох, и – наоборот,
Пока Господь нам не предъявит счёт...
Элеонора Булгакова

 

 
Омар Хайям
Ваза
Минарет


* * *

1.     ХАЙЯМ: 

    Нежным женским лицом и зелёной травой

    Буду я наслаждаться, покуда живой.

    Пил вино, пью вино и, наверное, буду

    Пить вино до минуты своей роковой!

 

2.     ЭЛЕОНОРА: 

    Роковая минута настала, Хайям...

    Мы пока ещё тут, ты – давно уже там.

    Был бы глуп иль запойный пустой греховодник,

    Не видать бы такого наследия нам...

 

* * *

3.     ХАЙЯМ:   

    Жизнь уходит из рук, надвигается мгла,

    Смерть терзает сердца и кромсает тела,

    Возвратившихся  нет из загробного мира,

    У кого бы мне справиться: как там дела?

 

4.     ЭЛЕОНОРА:  

    Сам теперь всё ты знаешь, любезный Хайям...

    Позабыл, как упрёк посылал небесам?

    Всем неужто Всевышний  уста запечатал? 

    Что же нам  не расскажешь: ну, как тебе там?  

 

* * *   

5.     ХАЙЯМ:  

     Некто мудрый внушал задремавшему мне:

     «Просыпайся, счастливым не станешь во сне.

     Брось ты это занятье, подобное смерти.

     После смерти, Хайям, отоспишься вполне!»

 

6.     ЭЛЕОНОРА:  

     Мне приснилось: тебя на свиданье ждала,

     Для тебя  я в тандыре  лепёшки пекла,

     Чтоб горячих лепёшек моих ты отведал,

     Чтобы знаки небесные тайно поведал...

* * *

7.     ХАЙЯМ:

    Если б я властелином судьбы своей стал,

    Я бы всю её заново перелистал

    И, безжалостно вычеркнув скорбные строки,

    Головою от радости небо достал!

 

8.     ЭЛЕОНОРА:  

    На свиданье к тебе я пока не спешу,

    А твои рубаи что ни ночь ворошу.

    Но, прости, очень  мне любопытно – спрошу:

    Ты приснишься ещё, если я попрошу?

 

* * *

9.     ХАЙЯМ: 

     Пусть ханжи нас позорят, возводят хулу,

     В час намаза на утреннюю пиалу

     Обменяем молитвенный коврик, а чашу

     Со святою водой – разобьём о скалу!

 

10.     ЭЛЕОНОРА:  

      Ну, спасибо, Хайям, мой ночной собеседник.

      Всё! Готовы лепёшки, снимаю передник

      И надеюсь, что встреча была не последней.

      Хорошо, когда душам не нужен посредник.

 

* * *

11.     ХАЙЯМ:  

      Когда с телом душа распростится, скорбя,

      Кирпичами из глины придавят тебя.

      Всё минует – и глиною ставшее тело

      Пустят в новое дело, киркою долбя.  

 

12.     ЭЛЕОНОРА:  

      О, Омар ибн Хайям, в рубайат влюблена,

      Я не верю, что ты теперь – глина одна.

      Если в сердце моём есть хоть грамм твоей глины,

      То душа моя щедро вознаграждена.

 

* * *

13.     ХАЙЯМ:   

      В колыбели – младенец, покойник – в гробу:

      Вот и всё, что известно про нашу судьбу.

      Выпей чашу до дна – и не спрашивай много:

      Господин не откроет секрета рабу. 

 

14.     ЭЛЕОНОРА:  

       О, Хайям, ты на мудрые мысли был щедр,

       До сих пор не постигли их мудрости недр.

       Ты – не раб! Ты –  частица вселенской любви: 

       Ты – бессмертен, Хайям, и – прекрасен, как кедр!

 

* * *

15.     ХАЙЯМ:  

       Отчего всемогущий Творец наших тел

       Даровать нам бессмертие не захотел?

       Если мы совершенны – зачем умираем?

       Если – несовершенны, то кто – бракодел?

 

16.     ЭЛЕОНОРА:  

        Лишь лепёшкам одним быть дозволено пресным,         

        Совершенство же – скучно и неинтересно.      

        Родилась полукровкой я, мудрый Хайям, 

        Мы же – люди, мы – любим, мы – разное тесто!  

 

* * *

17.     ХАЙЯМ:   

        Тот, кто мыслью парит от земли вдалеке,

        Кто узду вдохновения держит в руке,

        Даже он, с запрокинутою головою,

        Перед сущностью Божьей стоит  в столбняке!

 

18.     ЭЛЕОНОРА:  

         Даже если б в твоём я столетьи жила,

         Даже если бы и совершенной была, –

         Не позволили б нам ни Талмуд, ни Коран – 

         Наши жизни судьба бы не переплела.

 

* * *

19.     ХАЙЯМ:  

         Шейх блудницу стыдил: «Ты, беспутная, пьёшь,

         Всем желающим тело своё продаёшь!»

         «Я, – сказала блудница, – и вправду такая.

         Тот ли ты, за кого мне себя выдаёшь?» 

 

20.     ЭЛЕОНОРА:  

         Нам всегда говорили, что Бог есть любовь.

         Ты морщины  на лбу без нужды не суровь:

         Не носила чадры, не сурьмила я бровь,

         А  читаю, и – что же? – волнуется кровь!

 

* * *

21.     ХАЙЯМ:  

         Дураки  мудрецом почитают меня.

         Видит Бог: я не тот, кем считают меня.

         О себе и о мире я знаю не больше

         Тех глупцов, что усердно читают меня.

 

22.     ЭЛЕОНОРА:   

        По сравненью с тобой,  я – девчонка совсем, 

        Мне до ста тут осталось не много проблем.

        Лучше спать с твоей книгой, чем спать с дураком,

        Или спать с кем попало, иль вовсе ни с кем. 

 

* * *

23.     ХАЙЯМ:   

        Мне, Господь, надоела моя нищета.

        Надоела надежд и желаний тщета.

        Дай мне новую жизнь, если Ты всемогущий!

        Может, лучше, чем эта, окажется та?

 

24.     ЭЛЕОНОРА:  

        О, Хайям, не ценил ты ни деньги, ни лесть,

        Не стремился ты в душу кому-нибудь влезть.

        Кто был – шах? Кто был – шейх? Кто?! ... Затеряна весть...

        А твои рубаи, о, Хайям, с нами есть!

 

* * *

25.    ХАЙЯМ:  

        От безбожья до Бога  – мгновенье одно.

        От нуля до итога – мгновенье одно.

        Береги драгоценное это мгновенье:

        Жизнь – ни мало, ни много – мгновенье одно!

 

26.        ЭЛЕОНОРА:  

         «Жизнь – ни мало, ни много – мгновенье одно!»

         Ты использовал это «мгновенье»  умно!

         Скольких дев луноликих сводил ты с ума,

         Хоть твой лоб не корона венчала – чалма!

 

* * * 

27.     ХАЙЯМ:   

        Чем стараться большое именье нажить,

        Чем себе, закоснев в самомненьи, служить,

        Чем гоняться до смерти за призрачной славой –

        Лучше жизнь, как во сне, в опьяненьи прожить! 

 

28.     ЭЛЕОНОРА:      

         К сожаленью, бреду я по жизни одна:

         Не с кем было подчас даже выпить вина...

         Пью с тобою, Хайям, если не возражаешь,

         А твоих возражений мне нить не видна.

 

* * *

29.     ХАЙЯМ:  

         Словно ветер в степи, словно в речке вода,

         День прошел – и назад не вернуть никогда.

         Будем жить, о, подруга моя, настоящим!

         Сожалеть о минувшем – не стоит труда.

 

30.     ЭЛЕОНОРА:  

         Моё имя, Хайям, словно струн переборы,

         Слышишь, – ветер несет тебе:  – Э-ле-о-но-ра...

         Скольких дев ты ласкал на зелёной траве?

         Ты, похоже, Хайям, очень многим дал фору...

 

* * * 

31.     ХАЙЯМ:   

        Если ты не впадаешь в молитвенный раж,

        Но последний кусок неимущим отдашь,

        Если ты никого из друзей не предашь –

        Прямо в рай попадешь...  Если выпить мне дашь!

 

32.     ЭЛЕОНОРА:  

       Сколько бочек ты выпил, мне скажешь, друг мой? 

       Сколько было волос под твоею чалмой?

       Ты когда-нибудь трезв, о, Омар  ибн Хайям?

       Сам в раю иль в аду, ты мне скажешь, друг мой?

 

* * *

33.     ХАЙЯМ:  

        Если есть у тебя для жилья закуток –

        В наше подлое время – и хлеба кусок,

        Если ты никому не слуга,  не хозяин, –

        Счастлив ты и воистину духом высок.

 

34.     ЭЛЕОНОРА:  

        Видит Бог, закуток у меня невелик,

        Да и кто в наше время к хоромам привык?

        В гости я не зову, даже не намекаю:

        Жажду уединенья – оно мой  родник.

 

* * *

35.     ХАЙЯМ:   

        Миром правят насилие, злоба и месть.

        Что ещё на земле достоверного есть?

        Где счастливые люди в озлобленном мире?

        Если есть – их по пальцам легко перечесть.

 

36.     ЭЛЕОНОРА:  

        О, Хайям, как  боюсь я тебя оскорбить!

        Разве можно таким неразборчивым быть?

        Пушкин, Моэм, Рембо, Гессе, Шоу, Набоков...

        Не «по пальцам» – по полкам: читать их и чтить!

 

* * *

37.     ХАЙЯМ:   

         Жизнь моя – не запойное чтение книг,

         Я с хвалебной молитвою к чарке приник.

         Если трезвый рассудок – твой строгий учитель,

         Ты рассудка не слушай: он – мой ученик!

 

38.     ЭЛЕОНОРА: 

        Нет, сегодня, Хайям, я – сама не своя,

        Так давно я тебя «записала» в друзья.

        Так давно полюбился твой томик прелестный,

        Полюбились стихи... О, прости, рубайат! 

 

* * * 

39.     ХАЙЯМ:   

        Кто урод, кто красавец, не ведает страсть.

        В ад согласен безумец влюблённый попасть.

        Безразлично влюблённым, во что одеваться,

        Что на землю стелить, что под голову класть.

 

40.     ЭЛЕОНОРА:   

       Я с тобою знакома, хвала небесам,

       Ты ж гитары не слышал моей, ни «вокал»... 

       Признавайся, кому рубайат посвящал?

       Я – ревную? О, Боже... Приснилось, Хайям!

 

* * *

41.     ХАЙЯМ:   

        Кипарис языками, которых не счесть,

        Не болтает. Хвала кипарису и честь.

        А тому, кто одним языком обладает,

        Но болтлив, – не мешало бы это учесть.

 

42.     ЭЛЕОНОРА:  

        Это я-то – болтлива? Ну, что за намёк?

        И – не всем... И – не всё... Я ж не сорок сорок!

        И сороки строчат всего несколько строк...

        Хорошо, замолчу... Твой полезен урок.

 

* * *

43.     ХАЙЯМ:   

        Есть ли кто-нибудь в мире, кому удалось

        Утолить свою страсть без мучений и слёз?

        Дал себя распилить черепаховый гребень,

        Чтобы только коснуться любимых волос!

 

44.     ЭЛЕОНОРА:  

        Черепаховый гребень? Ну, что за беседа...

        А ведь кто-то ж и суп черепаший отведал...

        Если б только гурман тот бесчувственный ведал,

        Что однажды и сам станет сытным обедом.

 

* * *

45.     ХАЙЯМ: 

        О, душа! Ты меня превратила в слугу,

        Я твой гнёт ощущаю на каждом шагу.

        Для чего я родился на свет, если в мире

        Всё равно ничего изменить не могу!

 

46.     ЭЛЕОНОРА:  

        Больно слышать, Хайям, мне твоё «не могу».

        А не Господа ль мы превратили в слугу?

        Что ни день, подавай нам рассветы, закаты,

        Засевай нам ромашки на каждом лугу.

 

* * *  

47.     ХАЙЯМ:  

        «Ад и рай – в небесах», – утверждают ханжи.

        Я, в себя заглянув, убедился во лжи:

        Ад и рай – не круги во дворце мирозданья,

        Ад и рай – это две половины души.

 

48.     ЭЛЕОНОРА:  

        «Ад иль  рай... Ад иль рай?  Ад иль рай?! Ад иль рай...»

        Лепестков из ромашки ты не выдирай

        И решенье своё принимать не спеши:

        «Только не навреди», а теперь – выбирай!

 

* * *                              

49.     ХАЙЯМ:  

         Не устану в неверном театре теней

         Совершенства искать до конца своих дней.

         Утверждаю: лицо твоё – солнца светлее,

         Утверждаю: твой стан – кипариса стройней.

 

50.     ЭЛЕОНОРА:   

         Выбор сделал, Хайям? Нужно ж как-то решиться!

         Как ты там? С кем ты там? Это ж иезуитство!

         Зульфия? Гульмира? Или  – Элеонора?

         Знай же: если умру – только из любопытства!

 

* * *

51.     ХАЙЯМ:   

        В сад тенистый, с тобой удалившись вдвоём,

        Помолившись, вина в пиалу мы нальём.

        Скольких любящих, Боже, в безумье Своём

        Превратил Ты в сосуд,  из которого пьём!

 

52.     ЭЛЕОНОРА:   

        А могло быть,  что раньше тебя я ушла...

        От любви безответной твоей я ушла...

        Ни-че-го  не-из-вест-но, мой милый Хайям...

        Не из глины ль моей и твоя пиала?

 

* * *

53.     ХАЙЯМ:  

         Нет ни рая, ни ада, о сердце моё!

         Нет из мрака возврата, о сердце моё!

         И не нужно печалиться, о моё сердце!

         И бояться не надо, о сердце моё! 

 

54.     ЭЛЕОНОРА: 

         О, Хайям, в этой жизни, как белка, верчусь,

         По твоим рубайат я раздумьям учусь.

         Проплывает река... а над  ней – облака...

         И, спасибо, Хайям, – смерти я не боюсь...  

 

* * *

55.     ХАЙЯМ:  

         О, невежды! Наш облик телесный – ничто.

         Да и весь этот мир поднебесный – ничто.

         Веселитесь же, тленные пленники мига,

         Ибо миг в этой камере тесной – ничто!

 

56.     ЭЛЕОНОРА:     

        Тает снег, и миндаль по отрогам цветёт,

        И шумит снега талого водоворот...

        Что так гложет его, что красот он не видит?

        Что так невыносимо Хайяма гнетёт?

 

* * *

57.     ХАЙЯМ:  

         Всё, что в мире нам радует взоры – ничто.

         Все стремления наши и споры – ничто.

         Все вершины Земли, все просторы – ничто.

         Всё, что мы волочём в наши норы, – ничто. 

 

58.     ЭЛЕОНОРА:   

         Я прошу, ты свои рассужденья прерви,

         Крик тоски одинокий  павлина – прерви!

         И печалью своей моё сердце не рви...

         Стоп!  Не ведал, Хайям, ты взаимной любви?

               Стоп! Не ведал, Хайям, ты ответной любви...

                    Ты не ведал, как я, разделённой любви!

 

* * *

59.     ХАЙЯМ:         

        Веселись! Ибо нас не спросили вчера.

        Эту кашу без нас заварили вчера.

        Мы не сами грешили и пили вчера –

        Всё за нас в небесах предрешили вчера.

 

60.     ЭЛЕОНОРА:  

        Веселись?! Что я слышу?! Мне очень приятно.

        Ты забыл про лепёшки мои, вероятно,

        Чуть остыли, пока мы с тобой говорили.

        ...Есть дорога – туда, значит, есть и  обратно...

 

* * *   

61.     ХАЙЯМ:   

         Мы источник веселья – и скорби родник.

         Мы вместилище скверны – и чистый родник.

         Человек, словно в зеркале мир, многолик.

         Он – ничтожен,  и он же – безмерно велик!

 

62.     ЭЛЕОНОРА:  

         Ты на свет этот Божий случайно попал.

         Нет сомнений, что каждую роль ты сыграл.

         И, похоже, Всевышнему было не скучно,

         Наблюдать, когда роли ты перебирал.

 

* * *

63.     ХАЙЯМ:          

        Луноликая! Чашу вина и греха

        Пей сегодня – на завтра надежда плоха.

        Завтра, глядя на землю, луна молодая

        Не отыщет ни славы моей, ни стиха.

 

64.     ЭЛЕОНОРА:  

         Бог свидетель, что ты ошибался, Хайям!

         Пью сегодня за эти ошибки, Хайям!

         Ты – живешь и вовеки пребудешь, ты светишь

         Мириадами россыпей звёздных, Хайям. 

 

* * *

65.     ХАЙЯМ:   

        Знайся только с достойными дружбы людьми,

        С подлецами не знайся, – себя не срами,

        Если подлый лекарства нальёт тебе – вылей!

        Если мудрый нальёт тебе яду – прими!

 

66.     ЭЛЕОНОРА:  

        Не со всеми дружу, – и глупа, и умна,

        Но беседой с тобой  удовлетворена.

        Пусть здесь яд... Не боюсь... Дважды я пригубила...

        А с тобою, Хайям, пью до дна!

 

* * *

67.     ХАЙЯМ:  

        От безбожья до Бога – мгновенье одно.

        От нуля до итога – мгновенье одно.

        Береги драгоценное это мгновенье:

        Жизнь – ни мало, ни много – мгновенье одно!

 

68.     ЭЛЕОНОРА:  (эхо)

                                   ...мгновенье одно.

                                      ...мгновенье одно.

                                         ...мгновенье.                       

                                             ...мгновенье одно!

 

 

См. об этом также:

1. Судьбоносная история создания «Диалога»

и краткое предисловие Председателя

Российского Астрологического Общества.

2. Литературно-критическая рецензия

Светланы Скорик.

Рекомендуйте стихотворение друзьям
http://stihi.pro/1566-hayyam.html
Свидетельство о публикации № 1566
Избранное: философская поэзия стихи о жизни и смерти стихи украинских поэтов
Автор имеет исключительное право на стихотворение. Перепечатка стихотворения без согласия автора запрещена и преследуется...

Краткое описание и ключевые слова для стихотворения Диалог с Омаром Хайямом :

Рубаи Омара Хайяма и Элеоноры Булгаковой, стихи о жизни и смерти, о любви и мудрости, о земных радостях. Творческая перекличка через века. Поэтический сборник 2011 г.

Проголосуйте за стихотворение: Диалог с Омаром Хайямом
(голосов:3) рейтинг: 100 из 100
    Стихотворения по теме:
  • Последние часы жизни Омара Хайяма
  • Об Омаре Хайяме
  • Ни музыка, ни смерть над гордостью не властны
  • Стихи о Побеждающей гордость. Три ангела небесных несут Её венец. Святая, сохрани нам сердце и уста. Егор Егоров.
  • Евхаристия
  • Стихотворение-размышление о таинстве евхаристии. Евхаристия – это такое таинство, до которого всё же я дорасту.
  • Две разных ипостаси
  • Стихи о сочетаемости несочетаемого, о борьбе противоречий. И нежную любовь, и ненависть вендетты легко ли сочетать в сердцах и мыслях нам? Татьяна Окунева.
  • «Правый» и «левый»
  • Философские стихи о противоречивости человека, которая обусловлена двумя противоположными энергиями его души. Как будто бы двое живут в этом теле: два «Я», две любви, две души. Виктория Сололив.
  • Михаил Перченко 21-08-2011
Да. зависть не из лучших чувств,
Но и без зависти - не выпитый, ты пуст.
Завидую счастливцам, кто в диалоге с Хайямом
Почувствовал горчащий вкус его сладчайших уст.

Какой же это непосильный труд
Ронять слова для Вечности на суд.
И отвечать за каждый звук ответа,
Чтоб собеседника душа была тобой согрета.

И огорчиться, если это сделать не сумел,
Хотя уверен был в своём таланте и уме.

Элеонора, ты отчаянная женщина!

Твой Михаил Перченко
  • Людмила Елисеева 10-09-2011
Что ворошить? Порой душа темна.
Но бродит вкус Хайямова вина...
Коль пряталась в е г о рубины тайна, -
Она теперь для всех освещена!
Серьезный философский труд в, казалось бы, невинных ответах-перекличке с выдающимся талантом бессмертного О.Хайяма. Молодец, Элеонора Эммануиловна! Так сложилось, что не пришлось мне побывать на представлении в "Планетарии", где Вы читали с народным артистом Украины Ю.А. Головиным. Но отзывы слышу самые великолепные!Успехов и дальше! С уважением - Людмила Елисеева
 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:

   
     
Диалог с Омаром Хайямом