Скрытые проявления праязыковых связей

Из книги «Праязык (гипотеза В. Н. Литовки). Опыты по реконструкции индоевропейского праязыка» об исследованиях влияния наследственности и изменчивости на развитие языка от древности до наших дней. Восстанавливающее и стабилизирующее влияние древних ядер на современную речь.


Глава седьмая 


Гл.1 О несоответствии произношения и написания
Гл.2 О связи современных европейских языков с общим предком
Гл.3 Об искажающих факторах при распространении праязыка
Гл.4 О теории информации и квантах
Гл.5 О переносном смысле
Гл.6 Числовые термины и их связь с древней метафорой

I.


...Курганов пыль древнее пирамид.
Валерий Кузнецов «На марах»


Существует мнение, что издревле Некто намеренно исказил впоследствии праязык с целью оторвать этнос от своих корневых культурных истоков. Действительно – подозреваются как минимум два «злостных агента»: это человеческий артикуляционный (речевой) аппарат вкупе с несовершенной слуховой системой (сокр. АА и СС). Эта «парочка» является полноправным соавтором нашего ума в процессе исторического развития человеческой речи. О ненадёжности СС буквально ходят легенды: «лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать». В юриспруденции существует официальный статус – «свидетель обвинения» (но никак не «слыхатель обвинения»). О том, что наша зрительная память совершеннее слуховой, может говорить и тот факт, что люди в состоянии составить рисунок или «фоторобот» даже непривычного на вид чужестранца, а вот восстановить по слуху непонятную чужеземную речь весьма проблематично. Похоже, что и предки не слишком полагались на своё слуховое восприятие (что, впрочем, не мешало им надолго запоминать как правильно услышанное, так и недослышанное). 
Вопрос о существенном несовершенстве нашего артикуляционного аппарата уже был частично затронут в первых главах. Несколько углубим эту тему. 
В любой речи со временем неотвратимо происходят мутации[2] (искажения). Ответственны за это автономные системы управления слуховой и артикуляционной периферией человека – наши устройства ввода-вывода). Эти системы обязаны подчиняться другой системе, более высокого уровня – «вербальному интеллекту вкупе с вербальной памятью» (современный человек преимущественно мыслит всё же словом). 
Для сохранности словесности своенравие, непослушание, леность речевого аппарата носят поистине катастрофический характер. Если принять во внимание весьма почтённый возраст, к примеру, трипольской культуры, то можно лишь удивляться – как вообще «при таких делах» могла продолжать существовать человеческая речь вообще (особенно при отсутствии или слабом влиянии письменности). 
Попробуем записать фрагмент устаревшей фразы: «... коего года ...».
Поручим постоянно и достаточно часто произносить её нашему «арт_аппарату» (АА). - Вскоре надоест, и АА начнёт «артачиться». Первым делом склеит фразу в <коегогода> (по типу себялюб). Затем АА постарается избавиться от двойного слога гого – <коегода>. Затем последуют <когода> и <когда>. И вот – «мутант» готов к употреблению: «когда». Но и это ещё не всё – следующий шаг в просторечии  <када». Спасибо грамматике, которая "позже, чем никада" всё же успела зафиксировать и сохранить хотя бы жалкие остатки прежней роскошной фразы. 
 
Предвижу возмущение некоторых читателей – дескать, как можно так отзываться о русском слове?! – Да не о русском слове речь, а об индо-европейском слове. Примеры из русского и украинского языка читатель по своему усмотрению может заменить по возможности, скажем, португальскими или польскими аналогичными примерами, знать бы только нам эти языки в совершенстве! 
 
И ещё один из примеров: многие до сих пор уверены, что научно-исследовательское подразделение называется «лаболатория» (первое Л провоцирует неправильное второе Л). 
Однако в приведенных случаях всё же прослеживаются хотя бы какие то «закономерности» в проявлении искажений. Такие мутации[2] можно ещё отследить и, проанализировав, «реставрировать» истоки. 

 

[2] В. Н. Литовка придерживался того мнения, что нашей животворной речи, как и всему живому, присущи своеобразные наследственность и изменчивость. Историческое лингвистическое развитие и формально, и реально вполне может подчиняться своего рода закону естественного отбора устойчивых словоформ. 

 

II.

 

Аналитически неуловима случайная порча. 
Причины случайной порчи весьма разнообразны. 
Например, своеобразная разговорная манера предводителя (вождя, если хотите). В средине прошлого века крупнейший партийный деятель произносил «коммунизЬм», и никто не решался его поправить. Мало того, вскоре все местные руководители тоже изрекали «коммунизЬм» (личные наблюдения – и непосредственно, и по телевидению). Продержись тогда первый секретарь ещё лет 10, могли бы ввести в грамматику и второй (как минимум) вариант написания этого слова. Этот пример наводит на мысль, что негативное влияние авторитетного человека на словесность могло нередко случаться и в древности. 
Зачастую не лучше и сейчас обстоят дела с попыткой произнести, например, название такой страны, как Азербайджан: <Азейбаржан>, и всё тут – это пример косноязычия. Не зря в театральных институтах заставляют студентов произносить неудобные скороговорки типа «шла Саша по шоссе». 
Т.о., трудно даже представить все последствия разрушительной «противосмысловой» деятельности нашего строптивого (претерпевшего мало изменений со времён трипольской культуры) фонемо-образующего и воспринимающего комплекса (АА и СС). 
Наш незрелый ум тоже постарался приложить свои нейроны к запредельному словотворчеству. Например – умопомрачительная аббревиатура ВХУТЕМАС и того же плана женское имя Даздраперма (Да здравствует 1-е Мая!). Не исключено, что и у древних прослеживались подобные тенденции в речевом «словопроизводстве». 
Будущих (через века) лингвистов будут сбивать с толку нынешние словесные ассоциации типа «авоська» и «майка». Последняя ассоциация даже многоступенчата: май – вершина весны (фр. 1. /- majeure/ больший, высший: майор – высокий чин); майку детям надевают в мае; майкой называют нынче полиэтиленовый пакет с двумя петлями, по форме напоминающий детскую майку; – весьма наглядный пример образования современной «многослойной» метафоры (см. Гл. 5). 
В. Н. Литовка такие древние, в т.ч. и случайные, «метаморфозы» чуял за версту и всегда при анализе учитывал то обстоятельство, что реальная история лингвистики представляет собой не столько процессы смыслового развития речи, сколько отражает артикуляционные и иные искажения, порчу, утерю, другие разнообразные типы невольного сокрытия (маскирования) древнего первородного смысла.

 

III.


Хорошая мысля приходит опосля. 
Народное изречение
 

...Вставляя речь в любую форму,
Заметим (хоть и «опосля»),
Что нужно принимать за норму
То, как подвешена «мысля»,
А не язык, – будь он неладен,
Неуправляем и нескладен.

Подобно тому, как бухгалтерская профессия с абсолютной необходимостью подчинена математике, профессия лингвиста предусматривает тесное сотрудничество с теорией информации (ныне на неё опирается устройство и работа всех медиа-средств, компьютерных и других информационных систем). Уважаемые создатели грамматических законов начинали свою деятельность задолго до появления этой теории и по незнанию неизбежно её нарушали (незнание законов в данном случае всё же освобождает от ответственности). 
В. Н. Литовка в своих исследованиях придерживался достаточно радикальных взглядов: Далеко не всё, что грамотно – воистину правильно, а также не всё, что безграмотно – неправильно. 
К сожалению, подобные всему вышесказанному (см. II.) неизбежные исторические «речевые вывихи» в значительном множестве получили впоследствии официальную грамматическую прописку (сказанное в той или иной степени касается всей европейской словесности). 
Казалось бы, «тарелка» считается заимствованым для русской речи неславянским индо-европейским словом – ан нет: это посуда с наиболее низким бортом (почти плоский диск в отличие от более закрытых – глубокой миски, кастрюли, котелка, горшочка, кринки, кувшина и пр.). Произнесённая правильно, без искажающего аканья (см. Гл. 1) – тор_елка (от слова есть) вполне может быть исконным вост.-слав. словом и по смыслу буквально означает «раскрытая_кушальница» (см. также Гл. 6 о древнем кванте «тор»). А чего стоит грамматическое попустительство при записи словообразовательной единицы «без-»: бес_совестный, бес_сердечный?!. По формальному смыслу какие-то черти совестливые и сердечные получились! Опоздали в своё время закрепить лишь одну письменную форму приставки – «без-» (с позволением произносить 'бес' устно при необходимости перед глухой согласной). Ещё пара возможных иллюстраций грамматически закреплённого отхода от первозданного смысла таких слов, как например – 1) стрелмение (стремление) и 2) говордить (говор#ить): 
1) Почему-то нам несколько легче произнести последовательность МЛ, нежели ЛМ. Скорее всего в слове 
«стРе/л/Мить_ся» выпало Л, после чего естественная связь с понятием «стрела» была утрачена. РЕЛ – древний квант, связанный с понятием «направленность» (рельсы). Второй фрагмент слова – мить – мог восходить к укр. мить = русск. мгновение. Здесь можно ощутить, что второй квант, похоже, добавил к направленности ещё и смысловой оттенок быстроты. 
В дополнение к сказанному показателен сомнительный подход к осмыслению понятия «стремя» (кавалер.). Никакой генетической связи с фонетически искажённым ныне понятием «стремление» здесь нет. Смыслообразующим древним ядром стремени является иной квант – РЕМ: ремень, стремя, б/е/ремя – этот ряд связан с необходимостью поддержания, удерживания на весу, к примеру, брюк, всадника, любого груза (возможно, даже ребёнка – в материнском лоне). 
2) «Говордить» ничем в выделенной части не отличается от англ. word (русск. «слово»). Неслучаен также и перевод – англ. go_word = русск. «слово для отсылки» (см. ABBYY Lingvo 12 ). На Руси фонема 'Д' могла быть утеряна «на слух» – и даже если мы устно попытаемся вновь её восстановить, вряд ли получится – всё одно услышим 'говор#ить'. 
Однако вернёмся всё же к этому слову в записи – говор_д_ить (восстановлено уже в виде письменной формы). Здесь есть о чём поразмыслить. 
Рассмотрим индоевропейскую многоликую фонему R. Восточно-славянское раскатисто-звонкое, мощное 'э_Р-р-р' не имеет по звучанию аналогов во многих европейских языках (R): французы «грассируют», поляки произносят гРегоР примерно как 'гЖегоЖ', английское R (внутри слова) звучит просто немыслимо для восточно-славянского уха – сравнимо с некой гласной. При этом почти все западные R звучат гораздо мягче, глуше (т.е. менее выразительно). Похоже, что русск. 'э_Р' тоже не всегда была столь твёрдой (а могла быть ранее даже несколько ближе к европейскому звучанию). Об этом можно догадываться, например, из устаревшего правописания слов типа «трактиръ». Может быть, в своё время твёрдый знак после русск. Р отменял прежнее, более мягкое его звучание – 'э_Р/ь/' (впрочем, это может касаться и некоторых других согласных[3])? 

 

[3]Здесь нелишне отметить, что мы вообще-то и не знаем наверняка, все ли нынешние фонемы так звучали и в далёком прошлом. Малыши произнесут слово «мост» мягко: «мёсьть». Не исключено, что ранее всё звучало несколько мягче. Все ли древние фонемы мы и ныне используем, все ли они равновозрастные и т.д.?

 

Поскольку 'r' в английском языке внутри слова гораздо мягче русского 'Р', то согласная d в слове 'goword' и его производных словоформах смогла легче сохраниться, тогда как «окрепшее» вост.-слав. 'Р' впоследствии могло напрочь заглушить, замаскировать или вытеснить древнее д в слове 'ГОВОР_д_ИТЬ'. 
Тема «выпадающая фонема» очень важна для поискового анализа и повторяется на протяжении всего излагаемого материала неустанно. О том, что выпала фонема в слове «звать» (от 'зовут' или от 'зов') – знают все, и поэтому никто не скажет, что здесь корень «ват/ь/», а вот почему-то о слове «з#вук» (зовук) никто не не скажет, что 'зов' – его «корень». А между тем зовут ведь в основном при помощи звука (зовука)! Такая же история может быть и со словом 'зовон' – при необходимости соз/о/вать людей использовали колокол. 
И ещё несколько характерных примеров возможно утраченных ныне смысловых оттенков.  
- 'М#нение' могло произойти от 'менение', и отсюда старинная связь с «менталитет» (мышление, информация, содержательность, весть); «вменяемость» (восприятие мысли); «отмена» (не восприятие, отказ от мысли, «отмыслие»); «обмен» (взаимное оповещение, беседа); «изменение» (выход из прежней мысли); «м/е/немоника» (для улучшения запоминания информации); англ. man ('звучит' 'мен'); нем. Mensch (человек, т.е. «мыслящий»); лат. commentarius (комментарий, толкование); фр. menu (меню – содержание, сведения); ментор (мысль открывающий); «переменить» (передумать)... 
'Оль#га' могло быть женским вариантом имени Олег – Олега. И не исключено, что ранее 'звучало' не 'Олег', а 'Ол_ег'. ОЛ в древности могло обозначать «возвышение»: сет_ол (стол), Ол_имп (гора), ол_игарх (правящий, высокопоставленный). 
«Волга» – о её разливах ходят легенды: «Если Волга разольется, трудно Волгу переплыть...». А куда при разливе уходит вода? - «Во луга» (волуга – вол#га). Отсюда и могло произойти – Волга. 
Ржавчина – р/ы/жавчина – р/ы/жавтшина – р/ы/жа_в_т/о/_ши_на – рыжее покрытие (подробное объяснение значения ши см. в конце этой главы). 
Следующий пример показывает, каким образом даже при правильном произношении и написании возникают по незнанию этимологические мифы и искажения. Когда мы хотим ребёнку внушить что-либо серьёзное, то предваряем нотации грубой ныне фразой: «заруби себе на носу». Эта фраза сейчас понимается буквально почти как приказ – нанести самому себе увечья. По некоторым сведениям, дело в старину обстояло так – «носом» называлась памятная дощечка, которую неграмотные люди всегда носили с собой, чтобы делать заметки или зарубки на память. Т. о. нередко случается, что первоначальная трактовка нынешних смыслов даже профессионалами может быть ошибочной, – а уж вослед «первооткрывателям» обычно возникает хор последователей.

 

 

IV.

 

Казалось бы, многое утрачено навсегда, и мы почти в тупике. Однако не всё выглядит так безнадёжно с поиском утраченных (даже при случайной порче) древних первородных ядер. 
Представим себе мысленный эксперимент: несколько художественных копий картины (например, «Богатыри» Васнецова) одновременно помещают в разные климатические районы Земли. Держат их там в помещениях, не приспособленных специально для хранения. Под воздействием разнообразных естественных климатических факторов происходит случайная порча копий в каждом месте по-своему (например, где-то особенно пострадала красная краска, где-то – синяя, где-то – жёлтая и т.д.). 
Каждый в отдельности экземпляр почти невозможно узнать. В случае утери оригинала искусствоведы гораздо более поздних времён возьмутся восстановить первозданный вид. Если количество найденных повреждённых копий велико, то и вероятность успешного восстановления практически точного вида утраченного оригинала тоже достаточно велика. Сделано это будет скорее всего путём совмещения цветных снимков всех найденных в разных местах повреждённых копий. 


Многократно резервированная, но испорченная случайным образом в разных местах хранения информация принципиально восстановима.

 

 

V.

 

Сказанное может иметь отношение и к древней речевой информации, хранящейся одновременно в разных словах почти у всех европейских народов в виде «вкраплений». Весь вопрос в том, кто будет восстанавливать повреждённую или забытую в веках древнюю лексику. Похоже, что человеческий мозг любого жителя Европы, причём интуитивно и непроизвольно (как бы автоматически). Известен факт у т.н. «полиглотов» – процесс изучения ими каждого последующего нового языка всё более облегчается. 
Довелось на собственном опыте в этом убедиться – несмотря, скажем так, на всего лишь вполне сносное владение русским и не очень плохое знание украинского языка мне удаётся без особых затруднений (примерно на 60%) воспринимать также и белорусскую речь (а фонетически – воспроизвести вообще почти любую услышанную белорусскую фразу). 
Однако нужно сказать, что добавление знания японского, вероятно, никакого дополнительного облегчения здесь не привнесло бы – языковое семейство иное.  
По-видимому, мозг интуитивно эффективнее сортирует, сравнивает, отбирает и использует схожую информацию (в т.ч. и древние кванты) из ныне возросшей интернациональной речевой базы. 
В старые времена развитием культуры речи, очищением и сохранением её, похоже, могли заниматься в основном грамотные люди (разнородная речевая информация циркулировала и была в той или иной степени письменно отмечена, зафиксирована преимущественно в этих кругах). Но уже лет 100 как пространство (база) для речевой циркуляции стала заметно шире, увеличиваясь всё быстрее (прогрессирующие грамотность, транспорт и медиа-средства). 
Ныне в процесс всеобщей сверки «всего и вся» втянут беспрецедентный мозговой потенциал. 
Предлагаю всем известный пример, опубликованный в сети – http://www.inpearls.ru/comments/133196 .
- Пожалуйста, прочитайте бегло, как можно быстрее и не задумываясь приведенный ниже текст. При многократном прочтении постепенно будет вырисовываться смысл следующей «абракадабры»: 


94НН03 С006Щ3НN3 П0К4ЗЫ8437, К4КN3 У9N8N73ЛЬНЫ3 83ЩN М0Ж37 93Л47Ь
Н4Ш Р4ЗУМ! 8П3Ч47ЛЯЮЩN3 83ЩN! СН4Ч4Л4 Э70 6ЫЛ0 7РУ9Н0, Н0 С3ЙЧ4С
Н4 Э70Й С7Р0К3 84Ш Р4ЗУМ ЧN7437 Э70 4870М47NЧ3СКN, Н3 З49УМЫ84ЯСЬ
06 Э70М. Г0Р9NСЬ. ЛNШЬ 0ПР393Л3ННЫ3 ЛЮ9N М0ГУ7 ПР0ЧN747Ь Э70.


- Прочитали легко?

Тот, кому далась спонтанная, без предварительного обдумывания смысловая расшифровка этого примера, уже легче сможет согласиться с реальностью сохранения и расшифровки древнейших речевых вкраплений от «курганов» до наших дней. Обрабатывая «тысячи тонн словесной руды», наш мозг, по-видимому, способен спонтанно сопоставлять, накапливать и корректировать информацию в направлении её восстановления
Письменность могла ранее быть достоянием лишь избранных, а в словотворчестве (и, естественно, в словопользовании) принимали участие, конечно же, и безграмотные люди. Тот факт, что на слух надолго запоминался значительный словарный запас, может свидетельствовать о наличии у человека именно такого рода умственной способности изначально.[4]

 

[4] Ген речи. «FOXP2 – ген с необычной судьбой. В отличие от большинства других генов человека, когда его удалось обнаружить, было уже совершенно ясно, какое важное значение он имеет для эволюции человека» («О чём речь». Александр Ершов). 

 

 

VI.

 

В. Н. Литовка как-то высказал парадоксальное предположение: похоже, что в результате глобализации, к примеру, Европы – любой (и, в частности, находящийся в европейском ареале) современный язык автоматически может стать (или уже становится) с течением времени всё ближе к своим истокам, к праязыку. Т.е. европейские языки будут постепенно сближаться по прошествию весьма длительного времени не столько путём механического перемешивания и заимствования, сколько путём естественного восстановления древнесмысловых первородных конструкций, которые ранее для всех были одни и те же. Мало того, рассматривалась одна из версий – современная речь может быть ближе к праязыку, «нежели старые словесы», которыми писано «Слово о полку Игореве».
(Лишний раз уместно отметить, что формальное, механическое, без опоры на праязыковые истоки, искусственное конструирование международного «эсперанто» привело в дальнейшем к отказу от него.) 
Поскольку речь – информация структурированная и длительно циркулирующая, то вполне возможно, что для её надёжного функционирования, кроме развития, распространения и хранения, необходимо, чтобы мозг обладал генетически закреплённым интуитивным свойством – возможностью автоматического сравнительного речевого анализа и сортировки (как это, вероятно, и происходит у полиглотов). Это качество могло быть особенно актуальным на заре формирования речи при отсутствии письменности. 
Полезно добавить ещё пару слов об информационной структуре индоевропейского речевого массива. - Здесь хотелось бы применить образное выражение. - Индоевропейская речь буквально нашпигована, «прошита» древними квантами, и не только «вдоль», но и «поперёк». Нужно только научиться их определять и восстанавливать. Если гипотеза В. Н. Литовки в дальнейшем будет подтверждена и востребована, то нам откроется гораздо большее количество разветвлённых и перекрёстных (переплетённых) семантических связей между разнородными ныне понятиями или т.н. языковыми единицами. Для наглядности можно привести аналогичное сравнение двух структур: прядильно-ткацкого материала (текстиля) и машинной вязаной ткани (трикотажа). Структура «по Литовке» соответствует более прочному тканному текстилю, а привычная нам трактовка, без учёта многосторонних глубинных древних связей, соответствует менее надёжному трикотажу. Последний при малейшем локальном повреждении склонен «пускать стрелку» (спускать петли). 
Итак! Циркулирующая в сообществах структурированная, но искажённая речевая информация с течением времени вероятно способна «самовосстановливаться» автоматически. – Звучит заумно, но без этой темы не обойтись. Не факт, что сказанное так уж оригинально в настоящий момент, однако эти сведения получены от В. Н. Литовки полтора десятка лет назад.

 

 

VII.


Мы все учились понемногу,
Чему-нибудь и как-нибудь... 
А. С. Пушкин «Евгений Онегин»
 

Хочу заострить внимание читателя на особенности современного обучения детей русской (как, впрочем, и любой другой) речи. В сознание ребёнка вкладывается готовое современное слово целиком, в сопровождении поясняющей дополнительной информации (зачастую образной, наглядной). Ныне большинство слов не являются самодостаточными, содержащими смысл в самих себе. Ребёнок редко сможет догадаться о значении нового слова из анализа самого же слова – «печь», к примеру. Он не знает, что пращуры для приготовления пищи использовали раскалённый камень (греч. petros – петрос). Применяя древний квант пет (камень) и добавляя имитацию шипения на раскалённом камне любой сырой еды, люди могли произносить – петшь (печь). Т.е. в своё время это слово внутри себя (само по себе) для древних уже значило «камень раскалённый». 
При обучении мы просто вынуждены принять множество новых слов, как готовую (первоначально бессмысленную для нас) данность, но при этом у каждого потом имеется в сознании этакий «толковый словарик» – свой внутренний маленький «Ожегов», где для многих слов, полученных ребёнком первоначально в вербальной форме, содержатся более пространные понятийные разъяснения и образные иллюстрации их смысла. - Но, тем не менее, часто приходится обращаться всё же и к внешним поясняющим статьям профессионально написанного толкового словаря (Даля, к примеру), поскольку внутренний словарик весьма ограничен, неточен и забываем. Обращаемся мы за справкой также и к различного рода изобразительным иллюстрациям. - Наши предки не могли себе такую роскошь позволить на ранней стадии вербального развития. Развёрнутое дополнительное смысловое сопровождение стало необходимым потому, что разорвалась преемственность от праязыка – мы не чувствуем, что греть – возможно, от «гореть», мыло – возможно, от «мо_ило» (отмывались мокрым илом)... 
Та же история с украинским языком: в коротком понятии 'кол_,_о' («коло» – русск. круг, окружность) содержится описание способа начертания окружности на почве: в место предполагаемого центра круга вначале вбивался 'кол_,_вокруг' которого при помощи бечёвки-радиуса чертили на земле окружность. 
Лишний раз напомню, что в древние времена каждому произносимому смысловому речевому кванту (кроме имитирующего тот или иной звук) соответствовали непосредственные, визуально продемонстрированные, конкретные: или действие, или образ, т.е. молчаливая  та или иная натуральная зрительная иллюстрация
У древних, как правило, в самом наборе коротких квантов (прообразе современного слова) уже содержался основной смысл (по сути дела каждый такой короткий набор был одновременно ещё и лаконичной поясняющей внутренней мини-статьёй). Лингвисты, возможно, уже давно знают, что в звучании ряда современных слов был ранее заложен конкретный функциональный смысл, свободно доступный древним (они не нуждались в дополнительных толковых словарях), расшифровать который ныне под силу лишь соответствующему профессионалу (не каждый может усмотреть, что слово «по_лов_ник» могло ранее означать «для_ловли_снизу» – чтобы можно было, к примеру, доставать кусочки рыбы из котла с ухой).

 


VIII.

 

Ещё весьма важно было бы отметить следующее: когда удаётся познакомиться с литературным произведением (особенно поэтическим), внимание не в последнюю очередь сосредотачивается на возможном проявлении глубины связи лексики того или иного автора с древнейшими речевыми истоками. Воспринимая несомненные художественные достоинства произведений различных авторов, попытаемся здесь (под углом зрения концепции В. Н. Литовки) найти и ощутить различные варианты подсознательного, возможно, спонтанного глубинно-древнего восприятия современного «готового» слова

Ольга Стрижова в произведении «Тончайшие нити» пишет:

«...Полнеба на тросе
Повисло в чернильных разводах...».

А что есть <трос> с точки зрения гипотезы В. Н. Литовки? Трос = Т/#/рос = Т/у/р_ос = Т/у/р_Ос; Т/у/р: тур вальса, тур-круиз, турник, турникет, турбина, штурвал. – И это всё вращение, кручение, кружение, свивание. Ос = нечто тонкое (см. Гл. 3). 
Итак: т/#/р_ос = свитое тонкое. Здесь автор стихотворения – похоже, интуитивно – свивает, скручивает упомянутые в названии тончайшие нити в трос. В реальности трос именно так и изготовлен. 
Это, возможно, иллюстрация того, что есть люди, плотно работающие со словом и каким-то непостижимым образом чувствующие «праязыковые» истоки, неуловимую связь с седой древностью. 
Для подготовки восприятия смысла ещё одного из похожих примеров возьмём охапку слов: щит (шчит = штшит); шитьё (скрываюшее наготу, например, платье); «шито-крыто»; шифр (скрытый смысл); шибер (прикрывающая заслонка); шинель; шина (покрытие, накладка); литшина (личина – «скрывающая»); ши_р/о/м_а (ширма – «скрывающая_передвижная…»); шифон; ошибка (незамеченное, скрытое), укр. шибка – <шыбка>, закрытое стеклом окно. Подозрение: штора могла быть когда-то – ш/и/_тор_а (закрыть_открыть). Сюда же и укр. зачинити <затшыныты> = русск. закрыть. Пожалуй, сюда можно отнести и ду/х/шить – закрывать ду/х/. – Видится первородный древний смысл: ши = крыть

У Светланы Скорик в произведении «Симфония мела» встречаем:

«...Где-то в трубе, где отогнуты вьюшки,
ветер справляет лихие пирушки.
Занавес кремовый шит...».

А для чего же шит занавес? - Для сокрытия, прикрытия... Фраза, похоже, могла напроситься сама. Достойных, равноценных авторских вариаций последней строчки из приведенного фрагмента могло бы быть предостаточно – ведь в создании занавесов принимают участие не только портные, но и ткачи, к примеру. Однако выбор пал здесь именно на вариант, подчёркивающий функциональное предназначение занавеса – прикрывать.

 

IX. 

 

Как уже упоминалось выше, одно из пока непроверенных предположений В. Н. Литовки гласит о том, что современные евро-языки становятся всё ближе к древности – нужно лишь для подтверждения правильно искать в современном слове древние ядра. Это приближение может происходить автоматически, интуитивно. 
Ввиду неистребимости тяги людей к словотворчеству сленг тоже может вносить свою лепту в этот процесс. Примерно в средине прошлого века огнестрельное оружие (пистолет, обрез и пр.) для краткости стали называть «ствол». Когда же во многих фильмах и книгах этот специфический термин окончательно прижился, уголовникам опять понадобился новый, признанный лишь среди братвы, термин «волына» вместо «ствола». Но обратите внимание – ВОЛ и здесь выжил. «Браткам», видимо, тоже интуиция что-то подсказала. Т.о. можно и здесь увидеть пример инстинктивного возврата к «истокам». 
Вообще – неформальная лексика «впереди планеты всей» по темпам своего обновления. Куда, к примеру исчезло вот это: «шли чувиха и чувак в одинаковых штанах»? - За период менее полувека сленг успел смениться неоднократно. Не исключено, что редкие образцы «новояза» смогут всё же прижиться надолго и перейти в дальнейшем уже в область формально допустимой лексики. 
К сожалению, профессиональные словесники консервативны и сами не изобретают новых слов. - Или всё же изобретают? 

 

X.

 

 

Благодаря информационной подсказке литератора Леонида Овчинникова, в сети найден материал от 6 марта 2013 г.: ww.svoboda.org/content/article/24902904.html - Здесь сообщается об ускоренном автоматическом поиске древностей при помощи компьютерной программы, прозванной «розеттским камнем» (в русском варианте «Вавилонской башней»). - Это существенный прогресс как в качестве, так и в производительности лингвистических изысканий. Не исключено, что введение тех или иных элементов из гипотезы В. Н. Литовки в поисковые компьютерные программы может оказаться небесполезным. Тот же эффект может произвести и учёт иных новых гипотез при усовершенствовании программного обеспечения лингвистических поисков. 
Здесь же дополнительно приведено мнение о роли применяемых компьютерных лингвистических программ в исследованиях: «Впрочем, ни "Вавилонская башня", ни новый "розеттский камень" не заменит лингвисту его главных инструментов – ума и чутья. ...Мы отдаём себе отчёт в том, что историческое языкознание – это на большую долю чистое творчество, – говорит Бушар-Коте, – а работа лингвиста в этой области больше всего похожа на работу детектива. Мы ни в коем случае не стремимся её полностью компьютеризировать – скорее облегчить». 
Нужно сказать, что В. Н. Литовка занимался исследованиями, не прибегая к помощи компьютера (а уж Интернета – тем более). Основными информационными источниками были русские, украинские и английские словари со средним объёмом примерно 50 тыс. слов. Исследования по восстановлению гипотетического праязыка проводились примерно 1,5 года и были трагически прерваны тяжелейшим непоправимым инсультом.

 

Избранное: лингвистическая статья
Свидетельство о публикации № 7580 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...


Проголосуйте. Скрытые проявления праязыковых связей.

Из книги «Праязык (гипотеза В. Н. Литовки). Опыты по реконструкции индоевропейского праязыка» об исследованиях влияния наследственности и изменчивости на развитие языка от древности до наших дней. Восстанавливающее и стабилизирующее влияние древних ядер на современную речь.


Краткое описание и ключевые слова для: Скрытые проявления праязыковых связей

(голосов:1) рейтинг: 100 из 100
    Произведения по теме:
  • Якість и Качество
  • Leo Возможное происхождение, древний смысл слов «качество» и «якість»
  • О переносном смысле
  • Лингвистическая статья о роли переносного смысла, метафоры при образовании слов из древнейших ядер. Изложение исследования В. Н. Литовки. Л. Ф.
  • О теории информации и квантах
  • Лингвистическая статья о древних неделимых частях слов, квантах, от которых произошёл праязык. Продолжение изложения гипотезы В. Литовки. Л.Ф.
  • О связи современных европейских языков с общим «предком»
  • Гипотеза В. Н. Литовки о происхождении современных европейских языков от древнего праязыка самых первых человеческих сообществ. Почему эсперанто не стал всемирным языком. Проблемы
  • О несоответствии произношения и написания
  • Статья о потере исконного смысла слова в зависимости от искажений фонетики и письма. Праязык и сравнительно-историческое языкознание. Теория древней лингвистики. Гипотеза Виталия Литовки.

  • Лео Автор offline 6-08-2014
Светлана Ивановна, к сожалению я только сейчас увидел, что совершил некую оплошность - не ознакомил Вас с предисловием к изданной книге. Попытаюсь исправиться и приведу выдержку из предисловия. Я не настаиваю на строгом соблюдении технического оформления текста, но желательно, по возможности учесть приведенную в комментарии информацию. Спасибо.
"Пару слов необходимо добавить о некоторых технических особенностях текстового оформления. В связи с тем, что исследователь весьма скрупулёзно отличал «написанное и прочитанное» от <произнесенного и услышанного>, в тексте будут встречаться следующие обрамления слов, фраз и иных смысловых образований, как правило (могут быть и исключения), в виде: «любое кем-то написанное или кем-то прочитанное» – как видите, в кавычках ? «», а <любое произнесенное или услышанное> – как видите, в обрамлении таких вот скобок ? <>. К сожалению текст вынужденно перегружен знаками препинания и другими необходимыми значками – этого требует специфика предлагаемого материала. Например, стрелка (?) может означать «преобразование из предыдущего в последующее», «из этого следует, что» или переход к дальнейшему объяснению только что сказанного и т.д.."
P.S. Вместо ?? здесь должны быть стрелки (в текст самой статьи они прошли). Почему то не все буквы греческого алфавита проходят в текст статьи (просто для технической информации).
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Скрытые проявления праязыковых связей