Поэтический анализ

Поэтический анализПоэтический анализ. Как делать поэтический анализ. Осенний вечер анализ стиха, анализ стиха закат. Анализ современного стихотворения, принадлежащего направлению «поэтическая живопись», а именно – поэтическому импрессионизму. По «Брызгам» Леонида Жмурко (Шепетовка).


(На примере импрессионизма в поэзии.
По стихотворению Леонида Жмурко «Брызги»)

Закат под стать Моне или Сарьяну –
разбросы пятен, красок; чирк луча
вдоль: улицы, деревьев, окон... Рьяно
нанесены, как брызги: сургуча,

вина, воды, осколков разноцветных –
камней, стекла, смещения эпох,
как крапины цветов едва приметных;
из глотки пар... и чей-то жадный вдох...

Осенний ветер мы узнаем тоже:
как птичий грай, летит наперерез
листве, теням; скользит змеёй по коже;
клянёт и воспевает дикий лес.

Вороний карк бубенчиково слышен.
Контрастней краски... Прелью отдаёт...
Закатный свет торжественно возвышен,
навылет весь, как рана, напролёт,

болезненно сквозит. И затихает,
свой завершив за горизонт побег...
Осенний вечер. Первый пролетает
отчаянно-рисковый белый снег.

Мы заходим в «Закат», словно оказываемся перед полотном картины. Брызги, осколки, капли и точки всех цветов и оттенков. Игра светотени и бликов. С яркой кроны контрастных цветов каркает ворона, и первый лёгкий снежок осеняет своей благословенной манной прохладную землю мелкими крупинками. А за всем этим разгорается зарево закатного света. Разве это пейзажное стихотворение? Да это же сам пейзаж и есть, только в слове, а не в красках!
Итак, что же нам предлагает рассмотреть план анализа произведений?

– Восприятие текста (личные впечатления, мысли по поводу, настроение).
– Тема и как она связана с названием.
– Идея (основная мысль).
– Тип лирики: любовная, пейзажная, философская, гражданская, историческая или соединение разных типов.
– Жанр: лирическое стихотворение, элегия, послание, сонет, ода, пародия, романс и т.д.
– Литературное направление: романтизм, реализм, символизм, футуризм, акмеизм и др.
– Композиция – построение.
– Средства художественной выразительности: 1) тропы (метафоры, эпитеты, олицетворения, сравнения и т. д.), 2) фигуры – синтаксические построения (бессоюзие или многосоюзие, повторы строк или строф и прочее). Их роль в воплощении темы, идеи и образа.
– Звукопись (аллитерация, звуковые повторы).
– Рифма, ритм, размер.
– Лексика. Все слои языка, использованные в тексте. Значение сложных для понимания слов или слов, которые в данном контексте приобретают новое значение.
– Оценка. Как влияет произведение на читателя.

Так обычно выглядит схема поэтического анализа. Однако примите к сведению, что ещё никогда и ни в каком виде человеческой деятельности буквализм не давал живых плодов. Всякий буквализм – это мёртвый каркас, не облечённый в реальную плоть. Придерживаться схемы, конечно, нужно, но последовательность должна определяться важностью каждого пункта в том произведении, которое берётся для поэтического анализа. Более важные пункты, играющие в стихотворении особую роль, лучше рассматривать в начале. Да и взаимодействие, связь пунктов друг с другом не носит случайного характера, а вытекает из самой логики разбора.
Вот и у меня прежде будет сказано о литературном направлении, хотя в схеме это лишь шестой пункт.

Стихотворение Леонида Жмурко «Брызги» – пример литературного направления, которое можно определить как «поэтическая живопись»: когда поэт не просто описывает пейзаж, а образно рисует его, заставляя все художественные средства играть роль красок. Более того, такая живопись словом оказывается ещё живее, чем образ, который мы видим на картине, потому что слово в поэзии может не только изображать, но и передавать запахи, эмоции, ощущения и звуки.
Именно поэтому, как настоящей живописи, так и поэтической, как я считаю, можно давать название течения в искусстве – если, конечно, сам характер поэтического изображения этому течению соответствует.
В данном случае мы видим типичный пример поэтического импрессионизма. Именно исходя из такого определения мы сможем не только определить тему, что совсем не сложно, но и прочувствовать сам замысел поэта, идею стихотворения. Тему лучше всего отражают слова «закат», «осенний вечер», «первый снег», встречающиеся в тексте и несущие в нём важные смыслы. Это, безусловно, лирическое стихотворение, и относится оно всё-таки к пейзажной лирике. А его идея – это ясно видимое для читателя желание поэта не только похоже отобразить пейзаж, но, главное, отобразить так, чтобы возникала иллюзия импрессионизма в словах.
Вспомним, что присуще импрессионизму как творческому методу в живописи: изображение объектов окружающей действительности с особо пристальным вниманием к пространственной и световоздушной среде – рефлексам, бликам, теплу и холоду цветовых решений, колебаниям света и тени. Из-за этого сами контуры кажутся расплывчатыми, а объекты буквально пестрят от смешения самых различных цветовых мазков. В импрессионизме нет привычных шаблонов: трава не может быть просто зелёной, море – чисто голубым и даже облако – только белым, потому что взаимодействуют и окрашивают друг друга все объекты, изображённые на картине. Как раз об этом и говорят выражения из текста: «разбросы пятен, красок... нанесены, как брызги... крапины цветов едва приметных... Контрастней краски...»
Здесь такая же бросающаяся в глаза чехарда красочных пятен, как на импрессионистических полотнах, и да, действительно, – больше всего данному решению подходит слово «брызги», вынесенное в название. Ещё и поэтому я бы определила идею произведения как стремление создать импрессионистический пейзаж. В названии чаще всего заложен неслучайный смысл, автор вкладывает его в самый подходящий символ, который и становится названием. В данном случае – брызги красок.

Композицию я бы определила как ряд объектов и ощущений, расположенных в следующей последовательности: закат – воздух – звуки – запахи – закат – снег. Фактически это кольцо – начало почти смыкается с концом. Только пролетающий первый снег не даёт кольцу полностью сомкнуться, но это робкая первая попытка зимы зарисовать всё белым, и как всякое первое действие, оно слабое, нерешительное, пока не приводящее к серьёзным изменениям в погоде. Оттого и в стихотворении оно занимает всего полторы последние строки.

Анализ средств художественной выразительности я тоже вынуждена поменять местами и начать не с тропов, а с фигур. А конкретно – с такого поэтического приёма, как градация – с одного из двух его видов, с климакса, что означает последовательное усиление, нарастание силы художественных оборотов. Сгущаются краски, затушёвываются тона, всё становится нереально ярким – как перед концом. Если в начале мы видим «брызги», «крапины цветов едва приметных», то в конце «контрастней краски»; если сначала слышен просто «птичий грай», то дальше возникает ярко-индивидуальный оборот «Вороний карк бубенчиково слышен»; если «брызги» нанесены «рьяно», то разгул красок в конце отдаёт уже чем-то болезненным, перешедшим меру гармонии: «навылет весь, как рана, напролёт, болезненно сквозит».
Очень большую роль играет фигура, связанная с союзами, – асиндетон (бессоюзие, отсутствие союзов при перечислении). Он здесь применяется ко всему: к бликам красок, к городским объектам, к движениям стихий и даже к одному из используемых тропов – к сравнениям. Приводить примеры не стоит: фактически две первые строфы полностью состоят из последовательных асиндетонов.
Пару раз применена другая фигура – анжамбеман (перенос части единого словосочетания или предложения на следующую строку). В начале:

...чирк луча
вдоль
: улицы, деревьев, окон... Рьяно
нанесены
, как брызги: сургуча...

И в конце:

...И затихает,
свой завершив
за горизонт побег...
Осенний вечер. Первый пролетает
отчаянно-рисковый белый снег
.

Также мы видим использование изоколона (параллельное расположение частей речи в смежных предложениях): «карк... слышен», «свет... возвышен», т.е. конструкция «существительное + краткое причастие» и «Осенний ветер... Вороний карк... Закатный свет», т.е. конструкция «прилагательное + существительное».
И наконец, в стихотворении присутствует очень интересная анафора (единоначатие) – лексико-синтаксически-звуковая, что не так уже часто встречается: «Осенний ветер» и «Осенний вечер». Мало того, что предложения начинаются с одного слова («осенний») и что у них одинаковая синтаксическая конструкция (прилагательное + существительное), так ещё и слова, стоящие на втором месте («ветер» и «вечер») почти полностью совпадают и даже являются друг для друга рифмами. Это и есть рифмы, только внутренние, расположенные не в конце, а в середине строк.

Теперь об очень важном для поэзии моменте – о художественных тропах. Без них поэзия бедна, суха и невыразительна.
В тексте сразу семь сравнений. Четыре из них являются обычными, прямыми сравнениями, образованными с помощью союза «как». И три сравнения не прямых.
Одно удачно стоит в самой первой строке и как бы создаёт фокус, от которого отходят остальные сравнения-лучи. Для его создания поэт применил наречие «под стать»: «Закат под стать Моне или Сарьяну». Клод Моне – французский художник XIX века, один из основателей импрессионизма. Мартирос Сарьян – армянский художник советского периода, работавший в стиле символизма.
Хочу напомнить о том, что в тексте при перечислении, кроме воды, камней и осколков, фигурирует ещё и «смещение эпох». Без понимания того, что смещение возникает сразу после первого сравнения, трудно объяснить вложенный в это словосочетание смысл. А дело как раз в том, что осенний закат напомнил поэту как манеру Моне, так и манеру Сарьяна, хотя они относятся к разным направлениям искусства и между ними лежит целая эпоха.
Второе непрямое сравнение выражено существительным в Творительном падеже (кем? чем?) – «змеёй по коже». Отличить от метафоры очень легко – такое сравнение легко перевести в прямое, вставив союз «как»: «скользит, как змея».

Закат под стать Моне или Сарьяну –
разбросы пятен, красок; чирк луча...
рьяно
нанесены, как брызги...
как крапины цветов едва приметных...

Осенний ветер...
как птичий грай, летит наперерез...
скользит змеёй по коже...

Закатный свет...
навылет весь, как рана, напролёт,
болезненно сквозит.

И последнее непрямое сравнение «Вороний карк бубенчиково слышен» выражено наречием («бубенчиково»), однако, как и в предыдущем случае, легко отличается от метафоры подстановкой союза «как»: как бубенчики.
Я бы не сравнила каркание ворон и воронов с бубенчиками, но у поэтов разное восприятие одних и тех же явлений, поэтому я вполне могу допустить, что кому-то каркание может напомнить и нечто мелодичное. Пусть не бубенчики, но тоже что-то лёгкое и грациозное. По моим наблюдениям, вороны далеко не всегда каркают тяжело и резко, отрывисто. Иногда они как бы вскользь роняют звуки, легко и приятно «картавят».
Кстати, «карк» – тоже троп. Это так называемая ономатопея, когда слово образуется путём звукоподражания: например, «тик-так» часов, «хрюк» свиньи. Редко используемый, но очень интересный троп.

Метафора на всё стихотворение одна – «чирк луча». Метафора – сложнейшее и наиболее яркое в арсенале поэзии художественное средство. Прямым уподоблением её не образуешь. Она может вбирать звук, цвет, форму, способ движения, оттенок чувства, признаки и характер поведения или проявления самых неожиданных объектов и явлений. Вот и здесь «чирк» появляется в результате ассоциации с чирканием кремневых камешков для высечения искры: невидимый луч, попадая на «улицы, деревья, окна», т.е. на влажный (или даже с лужами) осенний асфальт, на жёлтую или огненную листву деревьев, на стёкла окон, сургуч и осколки разноцветных бутылок из-под вина, производит маленькую вспышку. В осени эти две вещи – краски и вспышки – как раз и являются тем, что делает её лучшей порой года. Вернее, наиболее красивой.
Не забудем, что «чирк», как и «карк» – ономатопея, звукоподражание.

В тексте три олицетворения: «Осенний ветер... клянёт и воспевает дикий лес», «Закатный свет... затихает, свой завершив за горизонт побег» и «Первый пролетает отчаянно-рисковый белый снег». С первыми двумя всё ясно, а последнее выражено авторским определением «отчаянно-рисковый» по отношению к снегу. Он первый, земля ещё недостаточно остыла, и скорее всего, коснувшись её, снег сразу растает. Но если не будет вот таких отчаянных храбрецов, стремящихся исследовать всё, что нельзя, ничего и не будет происходить, замрёт всякое развитие и переход от одного состояния к другому.
Ещё хочется отметить как важный момент то, что Леонид Жмурко не ограничился передачей красок, а отобразил и движение ветра, и осенние запахи («Прелью отдаёт»), и «из глотки пар... и чей-то жадный вдох», – последнее населяет картину осеннего заката и человеческими фигурами.

Закончив с самым важным – с тропами, – лучше всего сразу осветить то, что в данном случае ясно и понятно, не вызывает вопросов и сложностей, т.е. ритм, размер и рифмы. И тем устроить для себя маленькую передышку, потому что дальше пойдут опять значимые вещи.
Ритм явно отрывистый, чему очень помогают как переносы из строки в строку (анжамбеман), так и бессоюзие при перечислении (асиндетон). Он как нельзя лучше подходит к разрозненным, пёстрым, отрывистым брызгам и вспышкам.
Стихотворение состоит из пяти строф, в каждой из которой четыре строки. Такие строфы называются катренами (от французского «катр» – «четыре»). Размер – пятистопный ямб. Ямб означает, что в строке ударение стоит на каждом втором слоге, и таких слогов ровно пять, поэтому он пятистопный. Это самые распространённые ритм и размер.
Способ рифмовки тоже наиболее употребляемый – перекрёстный. Первая строка рифмуется с третьей, а вторая с четвёртой.
Рифмы по преимуществу точные (когда совпадает не только ударная гласная, но и стоящая перед ней согласная), к тому же разнообразные, далеко не всегда грамматические: «Сарьяну – рьяно» (фамилия – наречие), «тоже – коже», «наперерез – лес» (наречие – существительное), «отдаёт – напролёт» (глагол – наречие), «эпох – вдох» (существительное во множественном числе Родительного падежа – существительное в единственном числе Именительного падежа). Грамматические тоже есть: «луча – сургуча», «разноцветных – приметных», «слышен – возвышен», «затихает – пролетает» и «побег – снег». Когда такие рифмы чередуются с не грамматическими, это звучит вполне красиво, главное, чтобы они были точными. Здесь кое-где неточность есть: например, «разноЦВЕТных – приМЕТных» и «затиХАет – пролеТАет»: согласные перед ударной гласной не совпадают. Это то, что немножко портит стихотворение, но совсем чуть-чуть, потому что остальные несовпадения не такие явно выраженные, они незаметны.

Теперь об ещё очень значимом приёме – звукописи. Поэзия создаётся не только тропами и рифмами. Не меньшей художественной выразительностью обладают сочетания звуков. Поэтому можно сказать, что если поэт пишет звуками, то это сильный поэт. У Леонида Жмурко есть умение вплетать в поэтическую ткань эти гармоничные сочетания, сверкающие в ней, как золотая нить.
Самые употребительные виды звукописи – аллитерации (повторение согласных) и ассонансы (повторение гласных), рассыпанные близко друг к другу внутри одной строфы или на протяжении всего текста. По расположению ещё различают начальные аллитерации (когда совпадают первые согласные в рядом стоящих словах) и палиндромные звукосочетания (когда в двух одинаковых слогах звуки, их составляющие, читаются наоборот).
Стихотворение начинается со звукописи, которая слышна в названии произведения: «Брызги». Это аллитерации «бр» (разбросы, брызги) и «з» (закат, разбросы, брызги) в первой строфе. Однако «з» не ограничивается только первой строфой, мы встречаем её в каждом катрене (разноцветных, скользит змеёй, закатный, возвышен), особенно много её в последнем (болезненно сквозит, затихает, завершив за горизонт).
Важно, чтобы подобные скопления звуков были обоснованны, а не просто использованы автором без всякой цели, лишь для красоты звучания. Звукопись должна иметь отчётливую ассоциацию с чем-либо. «Бр» – всем известный феномен осени, слышимый даже в окончании названий четырёх последних месяцев года. Он и на слух сразу воспринимается как то, что вызывает холод, дрожь. Зимой мы уже привыкли к холоду и воспринимаем его как нечто совершенно естественное. Осенью, при переходе от жаркого лета к зиме, эту «бяку-буку» без дрожи воспринимать сложно. Так что в стихотворении она присутствует по полному праву. А «з» присутствует как в брызгах, так и в закате, т.е. сразу в двух описываемых в произведении явлениях, наиболее значимых для него. Потому оно и рассыпано по всему тексту.
Следующими значимыми для художественного впечатления звукосочетаниями являются «ч» и «кр/рк», встречающиеся в первой и в двух последних строфах и входящих в метафору «чирк луча». Если «з» – это брызги-звоны дождевых капель и скольжение листьев, то «ч» – печаль и отчай листопада и отлетающих птичьих стай. Ну а «кр» – и птичьи крики, и скрип деревьев под ветром, и – главное – краски.
Вот поэтому звукопись так важна для поэтической выразительности, для силы стиха. Она звучит, она пылает красками, она движется.
Наконец, отметим присутствие в тексте:
1. Начальных аллитераций, присутствующие в каждом катрене:
– с «в»: вечер, вина, воды и т.д.,
– с «к» во всех катренах, кроме последнего: как, красок, камней, крапины, клянёт, контрастней, краски,
– с «пр» в двух последних катренах: прелью, первый, пролетает.
2. Разлитой по всему последнему катрену аллитерации «с» (сквозит, свой, осенний, рисковый, снег), передающей слетание, ссыпание на землю снега.
3. Палиндромных звукосочетаний, говорящих самих за себя – значением важных для текста слов (обилие красок и воздух – то, чем отличается импрессионизм):
– кр/рк (красок – чирк, карккраски),
– пар/рап (крапины – пар),
– дв/вд (едва – вдох).
4. Звукопись из двух почти одинаково звучащих слов – «навылет», которым начинается строка в предпоследнем катрене, и «напролёт», которым она оканчивается. У них одинаковое начало, а последний слог отличается лишь вариацией гласной (е/ё).
5. Ассонансы «а» и «е», пронизывающие обе последние строфы: краски, закатный, рана, затихает и другие, а также свет, торжественно, осенний, вечер, первый, побег, снег. «А» звучит открыто, торжественно, «е» – мягко, умиротворённо. Этой возвышенной красотой и плавностью и заканчивается стихотворение.

С морфологической точки зрения, т.е. с учётом частей речи, обилие глаголов придаёт тексту динамичность, обилие прилагательных – живописность, а мельтешащие, вездесущие существительные, которыми кишмя кишит текст, отражают главный приём импрессионизма – обилие разнородных мазков и пятен взамен равномерного окрашивания одного объекта приблизительно одним цветом.
Важно отметить, что обилие существительных характерно не только для поэтического импрессионизма, но и для другого направления в поэзии – неомодернизма. В этом ключе писал, например, очень известный поэт современности – Александр Кушнер. Много признаков неомодернизма и у Иосифа Бродского, хотя в целом у него собственный, оригинальный стиль. Этим я только хочу предупредить, что какое-то одно отдельное явление не может характеризовать целую поэтическую или художественную школу. Все явления и приёмы нужно рассматривать вместе, в совокупности – только так мы доберёмся до истины.

Нам осталось разобрать лексику стихотворения и посмотреть на лексические слои. И здесь мы видим абсолютное согласование с импрессионизмом: уже слово крапина, крапинка – одно из многих мелких пятнышек на основном фоне – говорит о том же, о чём и сплошное перечисление существительных. О том же свидетельствуют «разбросы пятен, красок», «осколки», «смещения», «тени» и «свет». Я уже не говорю об использовании фамилий двух живописцев.
С точки зрения слоёв, в основном использована повседневная, обычная лексика – то, что называется «норма языка». Есть также ономатопея, присущая разговорному стилю, и разговорное слово «рисковый». Наконец, авторский неологизм «бубенчиково».

Что можно сказать в завершение? Наверное, вы уже догадались, почему я выбрала для поэтического анализа это стихотворение. Потому что оно необычно, производит сильный эффект, даёт ощущение личного присутствия перед полотном с закатом – не столько с самим закатом на небе, сколько с его брызгами на всё, что находится на городской улице. Это ошеломляет и увлекает, и хочется разобраться в подробностях, увидеть, на чём держится эта гармония. К тому же, я очень люблю живопись, люблю о ней писать, потому и захотелось показать, как иногда может совпасть поэтическая манера и направление в живописи.

2–3.11.22 г.

Не забывайте делиться материалами в социальных сетях!
Избранное: анализ стихотворения литературный анализ литературная учёба статьи о поэзии
Свидетельство о публикации № 20214 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...


Стихи.Про
Поэтический анализПоэтический анализ. Как делать поэтический анализ. Осенний вечер анализ стиха, анализ стиха закат. Анализ современного стихотворения, принадлежащего направлению «поэтическая живопись», а именно – поэтическому импрессионизму. По «Брызгам» Леонида Жмурко (Шепетовка).


Краткое описание и ключевые слова для: Поэтический анализ

Проголосуйте за: Поэтический анализ


    Произведения по теме:
  • Элегия и её анализ
  • Элегия анализ. Элегия анализ стиха. Осенняя элегия. Элегия о листопаде Татьяны Патенко. Высокая, приподнятая, грустная, освещённая осенним солнцем элегия. Анализ, план анализа стихотворения.
  • Творчество поэта в свете "Старого фонаря"
  • Анализ стихотворения Александра Шилова (Одесса) «Старый фонарь». Хочется пожелать Александру Шилову не менее замечательных произведений, чем его «Старый фонарь».
  • Целостный анализ стихотворения
  • Целостный анализ стихотворения Александра Кабанова. Целостный анализ на примере стихотворения современного киевского поэта Александра Кабанова. Целостный анализ современного стихотворения. Светлана

  • Ирина Горбань Автор offline 8-11-2022
Невероятный труд! Браво!
  • Виталий Челышев Автор offline 9-11-2022
Болею. Голова крУгом. Открыл, думаю, прочитаю одно стихотворение. А тут анализ. И стихи прекрасные. Я воспринимал, как реальную живопись в словах:

разбросы пятен, красок; чирк луча
вдоль: улицы, деревьев, окон... Рьяно
нанесены, как брызги: сургуча,
вина, воды, осколков разноцветных –
камней, стекла, смещения эпох,
как крапины цветов едва приметных;...

Почему я выделил "как брызги сургуча"? Потому, что на фоне разброса пятен красок, - вдруг появляется, неожиданный, но понятный в общей гамме чирка луча, ну, и далее по списку. И тут - брызги сургуча - выпуклые, отбрасывающие тень. И остальные краски начинают играть. Я знаю, что будет с пятнами красок, на которые попадёт вода, вино, осколки разноцветные. Благодаря словам я могу различать и крапины цветов едва приметных (движение эпох - это для другого зрения). Мне бы и этого хватило.
Но Вы, Светлана, ведёте разбор дальше, и я вижу то, что просмотрел. Уже осудил себя за то, что смотрел и не увидел:

Закатный свет...
навылет весь, как рана, напролёт,
болезненно сквозит.

Прекрасно. А вороны... У меня жила долго ворона, пока не отрастила крылья. Это характер. Жила на балконе, а не в такой вот шикарной клетке, а потом улетела к подругам и друзьям. Но не только стучала клювом в шифер, но и пела. Не помню - так или не так, но пела )))
https://yandex.ru/video/preview/16420504544275029585 Спасибо.
 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail: