Элегия и её анализ

Элегия анализЭлегия анализ. Элегия анализ стиха. Осенняя элегия. Элегия о листопаде Татьяны Патенко. Высокая, приподнятая, грустная, освещённая осенним солнцем элегия. Анализ, план анализа стихотворения.

(по стихотворению Татьяны Патенко «Листопад осыпался...»)

План анализа стихотворения

– Впечатления от стихотворения, его настроение, мысли по его поводу.
– Тип лирики: любовная, пейзажная, гражданская, соединение разных типов и проч.
– Жанр: лирическое стихотворение, ода, послание, сонет, ода, элегия и уточнения (классицистическая ода, романтическая элегия, сентименталистская элегия и т. д.).
– Литературное направление: романтизм, символизм, футуризм, акмеизм, реализм и др.
– Тема и как она связана с названием, поэтический сюжет; микротема (если есть).
– Идея (основная мысль). Описать раскрытие внутреннего мира лирического героя, его чувства, переживания.
– Композиция – построение стихотворения.
– Средства художественной выразительности: 1) тропы (метафоры, эпитеты, олицетворения, сравнения и т. д.), 2) фигуры – синтаксические построения (повторы строк или строф, контрасты и противопоставления, бессоюзие или многосоюзие, изоколон, зевгма и др.). Определить их роль в воплощении темы и образа.
– Лексика. Рассказать о всех слоях языка, использованных в стихотворении. Объяснить значение сложных для понимания слов или слов, которые в данном контексте приобретают новое значение. Раскрыть влияние лексики на создание образов.
– Ритм, размер, рифма.
– Звукопись (аллитерация). Охарактеризовать, как звуки помогают созданию образа.
– Оценка. Рассказать, как влияет стихотворение на читателя.
 

* * *
Листопад осыпался. Страницы
осени близки уже к концу.
Эта осень кажется гостинцем:
словно нам дано по леденцу,

и сосём мы этот день с кислинкой,
и горчит привядшая трава.
Хорошо в лесу бродить тропинкой,
где от птиц свежеет голова!

Слушать свист их, щёлканье и щебет
в сумрачной высокой тишине...
До чего же прошлое нелепым
показалось спозаранку мне!

Я бежала, мучилась, спешила,
а к высокой грусти не пришла.
Как ошибок, крошек накрошила
и печали терпкой отпила.

Лишь сейчас, в гармонии с природой,
я вхожу в гармонию с собой.
Обопрусь рукой о подбородок
и листвы послушаю прибой.

Только солнца отблеск красноватый
по лесу вновь ёжиком бежит.
Довязали золото закаты,
довязали кружево дожди.

Захотелось в листья закопаться,
превратиться в их прибойный шум.
Принимаю горькое лекарство
чуть привядших листьев. Не дышу.

 Татьяна Патенко, г. Запорожье

Есть стихи, которые не отпускают. Ты их давным-давно прочёл, но постоянно перечитываешь. Уже и наизусть запомнил – ан нет, не помогает, хочется читать вслух, наслаждаться их звучанием... Так, может, о них написать? Отпустить от себя это колдовское очарование, раздать его людям? Пусть разделят его со мной!

Это стихотворение о листопаде прекрасной запорожской поэтессы Татьяны Патенко. Оно так и называется, по первой строчке: «Листопад осыпался...» Лирика пейзажная – и в то же время чуть философская. Знаете, как вишенка на торте, чтоб придать ему кислинку (тем более что «кислинка» есть и в самом стихотворении).
Ну разумеется, не «чтоб», не специально! Просто осень всегда настраивает на философский лад. Вот и Татьяна побродила по лесу, наслушалась птиц, наобщалась с природой. Вдохнула все её запахи и вобрала все краски листопада – пурпур, багрец, золото, ржавчину и зелень. Вернулась, присела у стола – и задумалась: о жизни, о прошедшем, о себе.
Ведь это так понятно: осень – пора итогов, осенью происходит осмысление всего, чем был полон прошедший год. Сколько орехов и желудей опало, сколько нового рыбьего поголовья вывелось на реке, сколько черники и клюквы попало в корзинки дачников вместе с грибами – всё подсчитает лес, всё подытожит. А ты обопрёшься рукой о подбородок и вспомнишь не только впечатления за год, но и всю свою жизнь. Чем дышал. Что волновало и мучило. К чему стремился. На что надеялся. И как поначалу сбывалось... поначалу.
По жанру это, конечно, элегия. Высокая, приподнятая, грустная и в то же время освещённая рассветным осенним солнцем. Только современная – ни романтикой, ни пыльным сентиментализмом здесь и не пахнет. Вполне реалистичная, всё в ней как на духу. Вернее, все ошибки и неудачи – они на самом деле за кадром. Но мы о них знаем, они чувствуются, о них догадываешься: «Как ошибок, крошек накрошила и печали терпкой отпила».
Какая идея может быть в пейзаже, в панораме окинутой взглядом прошедшей жизни? Женщина сознаёт: «Лишь сейчас, в гармонии с природой, я вхожу в гармонию с собой», а то, чем она терзала себя раньше («бежала, мучилась, спешила»), не стоило терзаний и затраченного времени: «До чего же прошлое нелепым показалось спозаранку мне!»

Такая гармоничная, продуманная композиция... От голого каркаса «подлежащее + сказуемое», которым нас встречает голая ветка с осыпавшейся листвой в самом начале стихотворения, и до завершающего горько-счастливого, трудного, замершего на ветру назывного предложения из одного-одинёшенького члена, выдохнутого в паузе между осмысленным прошлым и ещё не проявившимся будущим: «Не дышу».
В элегии явно просматриваются три части. Первая – прогулка в утреннем лесу вместе с кем-то из близких, вторая – слетевшая с осенним листком задумчивость, внезапно обрушившийся на душу осенний листопад воспоминаний. А третья – это и есть осмысление, итоги, как бы вывод для самой себя. Мы не знаем, какой это вывод, какое решение приняла поэтесса, но мы понимаем, что чувствует её душа: «Принимаю горькое лекарство чуть привядших листьев».
Главное – вовремя остановиться, отряхнуться от суеты, сбросить с себя все путы, обязательства, долги и прислушаться к своей душе: а о чём она болит? О чём предупреждает? Ведь ей, прозорливой ведунье, изнутри виднее!
Какой контраст возникает из столкновения почти беличьего бега по колесу жизни и умиротворения природы... Это и есть та «высокая грусть», достичь которой в своей поэзии мечтала Татьяна («...а к высокой грусти не пришла», – вздыхает она). Высокая грусть – то высшее, что может дать Слово. Власть над словом – это не награда, она нечто большее – возможность отдать другим то, чем ты полон, что ведёт тебя и озаряет дорогу. Возможность поделиться сомнениями и ошибками. Возможность показать путь и остаться на нём как веха для путника – навсегда. Остаться в слове.
Не знаю... мне кажется, что в «Листопаде» Татьяны Патенко как раз и достигнута искомая «высокая печаль». Для меня она навсегда сохранилась «Осенней Девочкой», идущей по лесу под заливистые свисты и тёплое шуршание листвы. Это моё озарение, вдохновение, обещание и надежда в мире Поэзии. Высокая веха. С Татьяны когда-то начался мой робкий путь в литературу, осторожный стук в поэтические студии нашего города. Она вела и привела. А сама до сих пор стоит под золотым дождём листопада и слушает, что ей поют крылатые семена липы и клёна...
И с вами я тоже хочу поделиться этой золотой радостью шуршащих крылатых словечек с горчинкой, с чуть привядшим сиянием гроздьев рябины, которыми полны все татьянины «фигуры и тропы», все эти «лексические средства» и прочая амуниция поэта, кующего заветное счастье не из металла – из подручных буковок и рифм.

Фигуры? А вот они:
– Асиндетон (бессоюзие) «бежала, мучилась, спешила». Напряжённый, мучительный асиндетон, нагнетающий несбывшееся, неправильно выбранное, заветное упущенное.
– Удивительная симплока:

«Лишь сейчас, в гармонии с природой,
я вхожу в гармонию с собой».

Симплока с единой основой для двух смежных строк («в гармонии с») и с такими разными началом и завершением.
– Хиазм. Задумчивое и мечтательное перекрестие с обратным принципом построения начала смежных строк: «сказуемое + дополнение» и «дополнение + сказуемое».

«Обопрусь рукой о подбородок
и листвы послушаю прибой».

– Сочетание анафоры (единоначатия «довязали», с которого берут старт две смежные строчки) и стройного изоколона:

«Довязали золото закаты,
довязали кружево дожди».

Отточенного изоколона из двух абсолютно совпадающих грамматических конструкций «сказуемое + дополнение + подлежащее»!
– Осыпающиеся – с конца одной строки на начало другой – анжамбеманы (переносы), которыми начинается и кончается элегия: «Листопад осыпался. Страницы / осени...» и «Принимаю горькое лекарство / чуть привядших листьев. Не дышу».
Переносом считается совмещение в строке одного целого предложения с началом второго, или конца одного предложения с целым вторым, или отделение в результате переноса сказуемого от подлежащего, а подлежащего от дополнения или определения.

А вот и осенние поэтические тропы, на которых рассыпаны:
– Сравнения: «Эта осень кажется гостинцем: / словно нам дано по леденцу, / и сосём мы этот день с кислинкой», «Как ошибок, крошек накрошила» и особого вида сравнение, выраженное не напрямую, через союзное слово «как», а с помощью Творительного падежа существительного – «ёжиком»: «Только солнца отблеск красноватый / по лесу вновь ёжиком бежит» («ёжиком» как раз и значит «как ёжик»).
– Эпитеты «день с кислинкой», «привядшая трава», «в сумрачной высокой тишине», «к высокой грусти», «печали терпкой», «прибойный шум», «привядших листьев».
Ни «красноватый отблеск», ни «горькое лекарство», конечно, эпитетами не являются – это обычные прилагательные, говорящие о цвете и вкусе. Но и они добавляю осеннюю кислинку в золотую тишину элегии.
– Метафоры «страницы осени», «отпила печали», «прибой листвы», «довязали золото закаты, довязали кружево дожди», «принимаю лекарство листьев».
– Олицетворение внутри сравнения: «солнца отблеск красноватый / по лесу вновь ёжиком бежит».
– Солецизм «от птиц свежеет голова». Вообще-то солецизм – это ошибка в построении словосочетания или предложения. Но здесь тот случай умышленного, намеренного солецизма, на который идёт автор, открывший новую возможность в обычном слове. «Свежеет» всегда употребляется самостоятельно, без каких-либо дополнений и тем более без подлежащего. Не может быть подлежащего в таких назывных предложениях, как стандартные «Вечером посвежело» или «Утром свежеет». Зачастую этот глагол стоит просто в одиночестве: «Свежеет» – и всё. Облечь его в полную конструкцию с подлежащим и дополнением, превратить назывное предложение в полное с таким удивительным внутренним смыслом как «голова свежеет от птиц» – это уже виртуозное шаманство словом. Такие солецизмы, в отличие от солецизмов-ошибок, я называю драматическими (или лирическими). Это не недостаток, а достоинство. Не ошибка, а поэтический приём.
– Ассоциативные катахрезы «в сумрачной высокой тишине», «печали терпкой» и просто катахреза «к высокой грусти». Катахреза – сочетание противоречивых, но не контрастных по природе слов. Громкая тишина – это был бы контраст, а сумрачная и высокая – не контрастно, но всё равно нелогично. Однако логика есть, особенно в двух первых, ассоциативных, потому что эти катахрезы возникли из ассоциаций: «сумрачная высокая тишина» – от высоких деревьев, которые её окружают, и сумрака под густыми кронами, а печаль терпкая, потому что всё стихотворение последовательно построено на вкусовых ощущениях – отсюда и день с кислинкой, и горчащая трава, и горькое лекарство листьев, и крошки-ошибки. А значит, и печаль имеет вкус – естественно, терпкий, ведь она печаль... Ну а грусть высокая совершенно так же, как у Пастернака высокая болезнь. «Высокий» – в смысле «возвышенный».

Какой стихотворный размер, какой поэтический ритм слышится в этом листопаде? Да тот же, что заключён и в самом слове «лис-то-пАд». Конечно же, анапест – чередование трёхсложных тактов с ударением на конце каждого такта. Это уже эстетика: ти-ши-на, ле-де-нец, лис-то-пад... Стройный, очень чёткий ритм.
И, безусловно, интересные и разнообразные рифмы.
1. Это точные:
конЦУ – леденЦУ, траВА – голоВА, тишиНЕ – мНЕ, спеШИла – кроШИла, пришЛА – отпиЛА, соБОЙ – приБОЙ.
2. Почти точные:
Обратите внимание, здесь
– или полное совпадение ударных слогов с расхождением лишь последних букв в заударном пространстве (приРОДой – подбоРОДок),
– или несовпадение одной из согласных в ударном слоге, но с компенсацией в виде полного совпадения заударного пространства (кисЛИНкой – тороПИНкой).
– И только в одном случае есть и несовпадение одной из согласных в ударном слоге, и усечение последней буквы «й» в заударном слоге (красноВАТый – заКАТы). Тем не менее, гласная в этом безударном пространстве полностью совпала.
3. Так называемые «новые рифмы» из «мейнстрима» современной системы рифмовки:
– рифмы с усечением (ШУМ – дыШУ), где отсекается последняя согласная в ударном слоге,
– рифмы с перемещением (беЖИТ – доЖДИ), где «ж» и «и» меняются местами, а чередование глухой и звонкой д/т, естественно, считается точным совпадением,
– рифмы с усечением и перемещением (госТИНЦем – страНИЦы), где отсекается первая согласная, а «и», «н» и «ц» по-разному чередуются.
У новых рифм несовпадение заударного пространства вообще не считается за ошибку, если оно состоит, как здесь, только из одной-двух букв.
4. Наконец, неточные:
– несовпадение согласной в ударном слоге и лишь частичное совпадение звуков в заударном пространстве, зато с интересным перемещением (закоПАться – леКАрство),
– единственный случай, где не совпадают ни первые согласные в ударном слоге, ни заударное пространство (ЩЕБет – неЛЕПым).

Что интересно: почти всегда глагольные рифмы считаются признаком плохого тона. У Татьяны их и нет. Нигде, кроме как в одной строфе. Но зато – вся строфа из глагольных рифм. Казалось бы, сразу должно снизиться впечатление... Но нет, перечитайте эту строфу – ведь это же прелесть!

Я бежала, мучилась, спешила,
а к высокой грусти не пришла.
Как ошибок, крошек накрошила
и печали терпкой отпила.

Здесь рифмы и не замечаешь. Их нет, они полностью растворились в высокой эстетике стиха, в его изумительной выразительности всех художественных средств. А насколько выразительны аллитерации, все эти рядом стоящие и перекликающиеся пе-ла, пе-ли и пи-ла (спешила, печали, отпила), чи-ча (мучилась – печали), кро-кро (крошек накрошила)... Действительно, свежеет голова!

Так и есть, особенно важны в этой элегии – наряду со вкусовыми ощущениями – звуки, разлитые в высокой тишине. И не только те, которые выражены напрямую с помощью лексики («свист их, щёлканье и щебет», «листвы послушаю прибой», «прибойный шум»). В основном звуки и шумы растворены в замечательных аллитерациях, которыми переполнена элегия. Здесь сплошной листопад – шуршащее в траве золотое кружево из «с-с-с» и «ш-ш-ш», причём в основном это:

– или глухой прибойный шум шуршания:
привядшая, прошлое, хорошо, тишине, послушаю, шум, дышу;

– или чередование «ос – со», «ас – са»:
осень, осыпался, сосём, собой, высокой, сейчас, красноватый, мучилась;

– реже – с гласной «у»:
обопрусь, лесу, сумрачной (у-у-у – это же гул ветра в высоких кронах!);

– или стыки с-з с другими согласными:
свист, словно, слушать, кислинкой, листвы, гостинцем, листопад, лекарство, страницы, отблеск (как это напоминает щёлканье и щебет!).

Или последние осенние осы с их «з-з-з» и «зж-жу-жу»:
– вхожу, свежеет, до чего же, а ещё – рядом жужжащие «ёжиком бежит» и «кружево дожди»,

а также «оз – зо», «аз – за»:
показалось, спозаранку, но особенно строка, обрамлённая этими звуками в начале и в конце «захотелось в листья закопаться» (здесь не просто за-за, а чередование захо/зако!), а ещё строка, буквально ими напичканная («довязали золото закаты»).

Ты буквально захлёбываешься в этих звуках и нотах высокой печали, в этом дне с терпкой кислинкой. Фонетика у элегии – на высочайшем уровне. Можно сказать – полётная! Аллитерация перерастает в звукопись, в живопись звуками.
И как прекрасно, когда все эти тропы, образы и аллитерации не блистают редкими вкраплениями разных оттенков между строк, а выстраиваются в единую образную систему. Все слова и все звуки вплавлены в лес с его шумящим листопадом и шуршащими ежами, золотым закатом и деловитыми пчёлами, щебечущими птицами и гудящими кронами. Это действительно картина, только не маслом, а словом.
Печаль и тревога, щебет и солнце, шуршание и умиротворение... Потому и хочется буквально закопаться в листопад и самому превратиться в высокую тишину стройных гудящих вершин.
Может, потому и эффект от этих стихов такой же, как от птиц, – лечебный, умиротворяющий.
 
20.10.21 г.

© Фото Vladimir d’Ar (2020)

См. ещё о Татьяне Патенко: Поэзия Татьяны Патенко, Светлая душа, Полный анализ стихотворения        
Все стихи Татьяны Патенко (ссылка на её произведения)
 
 
Не забывайте делиться материалами в социальных сетях!
Избранное: анализ стихотворения литературный анализ Татьяна Патенко образец анализа стихотворения
Свидетельство о публикации № 19418 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...


Стихи.Про
Элегия анализЭлегия анализ. Элегия анализ стиха. Осенняя элегия. Элегия о листопаде Татьяны Патенко. Высокая, приподнятая, грустная, освещённая осенним солнцем элегия. Анализ, план анализа стихотворения.
Краткое описание и ключевые слова для: Элегия и её анализ

Проголосуйте за: Элегия и её анализ


    Произведения по теме:
  • Россия, Русь как патриотическая тема
  • Анализ стиха о России. Россия, Русь как патриотическая и гражданская тема русской поэзии России и Украины. На примере Павла Баулина.
  • Полный анализ стихотворения: белый стих
  • Полный анализ стихотворения, пример анализа. Образец анализа на примере белого стиха. Давно хотелось сделать полный анализ стихотворения. Тем более на примере белого стиха.
  • «Пастораль» Татьяны Окуневой
  • Целостный анализ стихотворения «Пастораль» современного запорожского автора Татьяны Окуневой. О кажущейся простоте в поэзии.

  • Пугачев Евгений Валентинович Автор offline 21-10-2021
Великолепное стихотворение, как и все, что мне довелось прочитать у Татьяны Патенко. И, конечно, прекрасный анализ Светланы Ивановны.
  • Егор Егоров Автор offline 22-10-2021
Все, что делает Светлана Ивановна в поэзии, будь то стихи или литературный анализ стихотворения и комментарии, всегда пронизано любовью к своему делу и к человеку. Благодарю за высокопрофессиональный труд и возможности поучиться.
  • Павел Рыков Автор offline 26-10-2021
Отлично сказано!
  • Радислав Власенко-Гуслин Автор offline 9-12-2021
Спасибо!!!!!!
 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail: